Актриса Фаина Раневская: женщина-кактус
27 декабря 2012 Культура

Актриса Фаина Раневская: женщина-кактус

+

«Большой» жалеет в этой жизни о многих вещах. Одна из них — это то, что ему никогда не удастся взять интервью у Фаины Раневской. Валентин Пепеляев вспоминает о великой женщине и представляет количество нецензурной брани, воображая, что она попала на одну из премьер минских театров.

При упоминании имени актрисы Фаины Раневской даже румяный хипстер расплывется в улыбке: «Ну, как же. Знаем, знаем…» Расплывется и тут же полезет в книжный шкаф, откуда вытянет пыльный томик бессмертных афоризмов великой актрисы про «пионэры, идите в жопу», «как много цветов, а в аптеку сходить некому», про «несчастную страну, где человек не может распорядиться своей жопой» и «старость — невежество Бога». Одна моя знакомая как-то пошутила: «Рано или поздно у любого человека наступает такая минута отчаяния, что он начинает читать афоризмы Раневской».

«Большая» справка
Фаина Георгиевна Раневская (урожденная Фаина Гиршевна Фельдман; 15 (27) августа 1896, Таганрог — 19 июля 1984, Москва) — советская актриса театра и кино, народная артистка СССР (1961), трижды лауреат Сталинской премии (1949, 1951, 1951).
Редакционным советом английской энциклопедии «Кто есть кто» в 1992 году включена в десятку самых выдающихся актрис XX века.

Литературы вокруг ее имени сегодня больше, чем вокруг любой актрисы XX века. Кто может соперничать с ней? С той, которая играла, в основном, эпизодические роли в кино, а театр называла «дачным сортиром»? Не имела ни покровителей, ни богатых поклонников, ни «своего» режиссера, который последовательно выстраивал бы ей репертуар? Все у Фаины Георгиевны — вопреки, все — не в жилу, все именно, что через жопу, а поди ты: народная любовь и популярность на века. Кто вспомнит сегодня расхваленных в «Правде» или журнале «Театр» «мхатовок» или «вахтанговок» и других верных театральных подстилок той поры? А Раневскую помнят. Она — как одинокий крейсер в тумане, застрявший во льдах, — возвышается надо всеми. Хотя всегда чуралась пафоса и биографию себе не выстраивала.

Актриса, урожденная Фаина Гиршевна Фельд­ман, умерла в 1984 году, а все новые издания ее афоризмов продолжают выходить, как будто штампует их нехилый штат литературных «негров». Начиная от канонической биографии в серии ЖЗЛ писателя Матвея Гейзера, есть книги «Так говорила Фаина Раневская», «Раневская. Случаи, шутки, афоризмы», «Великая Фаина Раневская», «Судьба-шлюха», «Вся жизнь», «Улыбнуться в вечность», «Любовь одинокой насмешницы», «На сцене и в жизни»… И еще куча всего. Причем говорила ли Раневская так или иначе — большой вопрос. Проверить нет никакой возможности: свидетелей остается все меньше. Она по этому поводу даже сама как-то обронила: «…Мне незаслуженно приписывают заимствования из таких авторов, как Марк Твен, Бернард Шоу, Тристан Бернар, Константин Мелихан и даже Эзоп и Аристотель. Мне это, конечно, лестно, и я их поэтому тоже благодарю, особенно Аристотеля и Эзопа».

ranevskaya_1

Она родилась в городе Чехова — Таганроге, ее любил Сталин, она покровительствовала молодой Марине Нееловой, в сериале «Звезда эпохи» ее саму попыталась сыграть талантливая Татьяна Васильева. Женщина-миф. Великая старуха без кавычек.

И корни у нее, что надо. Еврейско-белорусские. В «Книге для записи сочетания браков между евреями на 1889 год» таганрогский раввин Зельцер зарегистрировал брак мещанина местечка Смиловичи Игуменского уезда Минской губернии Гирша Хаимовича Фельдмана и девицы — лепельской мещанки Витебской губернии Мильки Рафаиловны Заговайловой. Это случилось 26 декабря 1889 года. Гиршу было 26 лет, Мильке — 17. Через шесть с половиной лет, 27 августа 1896 года, в семье Фельдманов родилась девочка Фанни (Фаина).

Сегодня в Смиловичах делают прекрасные валенки на Смиловичской валяльно-войлочной фабрике, а Лепель — просто прекрасный тихий городок на трассе Минск-Полоцк.

В Московском театре им. Моссовета, в котором она прослужила долгие годы, сегодня царят совсем другие нравы. Андрей Кончаловский ставит «Дядю Ваню» для жены Юли, Виктор Сухоруков блистает в роли царевича Федора в драме «Царство отца и сына», Сергей Юрский упражняется в театре абсурда. О Раневской уже не напоминает ничего.

Фуфа, женщина-парадокс, колючая, как кактус, и нежная, как шелк, с избранными.

Где же она настоящая? Как за ворохом саморазоблачений и штампов рассмотреть настоящую Раневскую?

На мой вкус, у Раневской несколько непревзойденных актерских вершин. Спектакль «Дальше — тишина», есть и сегодня минские актеры-счастливчики, которые этот спектакль видели. Комедия «Легкая жизнь» — как цепко она воплотила здесь образ спекулянтки! 16-минутная юмореска «Драма» по рассказу Чехова — ее Мурашкина доводит до слез. Совершенно голливудская по темпоритму комедия «Осторожно, бабушка!», и, конечно же, озвучание Фрекен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся». Да, есть и «Подкидыш», и «Весна», и «Золушка». Но то, что Раневская делает в этих работах, — за пределами профессии.

Это ворожба и чудачество, трюк без страховки, танец на стекле босыми ногами. За это надо сжигать на кострах, чтобы другим неповадно было. Неспроста Фаина Георгиевна говорила, что играть можно на скачках, в карты, но не на сцене — на сцене надо жить. Что бы она сказала, увидев сегодняшние сериалы, заполонившие телевизионный эфир? Попади на какую-нибудь очередную премьеру в минский театр? Боюсь, что это было бы опять что-то нецензурное.

+