Смертельно больные дети снимают в «Боровлянах»  анимационные фильмы
18 января 2013 Культура

Смертельно больные дети снимают в «Боровлянах» анимационные фильмы

+

«Большой» побывал на занятиях студии детской анимации «Мы есть» и увидел, как ребята вместе с волонтерами создают мультфильмы, написал письмо Муравью и узнал о пользе арт-терапии.

Мультики против компьютерных игр

Серфингистки, носороги, супергерои — все это персонажи мульт­фильмов, которые волонтеры студии детской анимации «Мы есть» снимают с детьми из онкологического центра в Боровлянах и психоневрологического интерната в Новинках. «Синий кит» в Москве, «Да» в Петербурге, «Равлик» в Киеве — подобные студии до этого уже существовали в странах-соседках. На их каналах на youtube и vimeo можно засесть на целый день, настолько искренние и интересные там мультфильмы. Белорусская студия, опираясь на опыт старших товарищей, появилась в январе 2010 года. С тех пор «они есть, они дышат, они рисуют и радуются».

DSC_0143

Мультики снимают по рассказам детских писателей, а иногда и по историям собственного сочинения. К слову, здесь занимаются не только съемками мультфильмов. Весну встречали с ее приближением, а на Пасху, например, яйца расписывали. Про действенность арт-терапии врачи могут рассказывать часами, но ведь, помимо медицинского эффекта, это просто веселое времяпрепровождение, поднимающее настроение. Правда, однажды в Боровлянах появились компьютеры. Это составило очень сильную конкуренцию анимации собственного производства. Особенно, у мальчишек. Они рубились в игры днями напролет. Поколение XXI века, что уж тут.
На самом деле с детьми можно было начать заниматься чем угодно. Есть ведь разные виды арт-терапии, даже с помощью клоунов лечат. Но выбор анимации волонтеры, среди которых нет аниматоров-профессионалов, объясняют просто: «В создании мультика каждый может найти себе занятие по душе. Если ребенок не любит рисовать, он может лепить. Если он не любит лепить, он может снимать. Если кто-то очень артистичный, он может делать озвучку. Мультики в этом плане очень разносторонние. Кто-то вообще любитель убирать после нашего активного творческого процесса».

DSC_0113

Булгаков и Новый завет

Синее здание онкологического центра в Боровлянах стоит немного поодаль от основной трассы и ее шума. Внутри тоже спокойно. Прежде чем попасть в само отделение, если с собой нет сменной обуви или запасных чистых носков, нужно купить бахилы за символические две тысячи рублей из автомата возле входа.

Длинные больничные коридоры. Рядом с постом висят две иконки с изображением Иисуса Христа и Божьей матери. Здесь в принципе верят в Бога. Такие же иконки стоят и в палате возле кровати Дениса из Украины. Денису 8 лет. Ему нашли неродственного донора, но для трансплантации костного мозга необходимы большие деньги: семьдесят тысяч долларов. Само пребывание в отделении для иностранных граждан тоже обходится в копейку. На книжных полках рядом с Чеховым, Скоттом, Булгаковым, Барто и Гамсуном стоят Библейские рассказы и Новый завет.

Директор дома-интерната
Валерий Сивцов:

«Я когда первый раз здесь побывал в 1989 году, был на первом курсе дефектологического факультета педагогического университета. Первая мысль: Господи, как жалко. А вторая: ну и что этим детям от твоей жалости? Ну, пожалел ты, и что им, легче стало? Нужно, чтобы чувство жалости трансформировалось в некое продуктивное чувство, которое бы принесло пользу ребятам. А еще нужно, чтобы люди перестали закрывать глаза на то, что у нас есть такие дети, и перестали их чураться».

«Я когда первый раз здесь побывал в 1989 году, был на первом курсе дефектологического факультета педагогического университета. Первая мысль: Господи, как жалко. А вторая: ну и что этим детям от твоей жалости? Ну, пожалел ты, и что им, легче стало? Нужно, чтобы чувство жалости трансформировалось в некое продуктивное чувство, которое бы принесло пользу ребятам. А еще нужно, чтобы люди перестали закрывать глаза на то, что у нас есть такие дети, и перестали их чураться».

Без-имени-3
Света, 22 года
Делает из бисера украшения, вышивает. Любимый мультик — «Белоснежка и семь гномов». Хочет стать дизайнером. Мечтает найти своих родителей.

Если дети не в палате или не на процедурах, они обязательно заседают в игровой комнате. В смежной, с диваном и телевизором, чаще проводят время мамы. Игровая комната напоминает уютный школьный класс. С партами, коллективным творчеством. Саша, указывая рукой на расписание занятий «Мы есть», жалуется мне: «Должны были прийти к 12-ти, а опоздали на целый час». Волонтеры приходят сюда по субботам. Участвует в процессе создания мультфильма разное количество детей. Сегодня это четыре девочки.
— А ты Кирилла любишь! — дразнится Саша.
— А ты Васю. Ну, чисто внешне, — не теряется Яна.

DSC_0329

Саша по-девчачьи спрашивает о моем лаке на ногтях и хвалится тем, какую заколку она сама себе сделала из бисера.
Они спокойно рассказывают о том, как иногда у них лопаются вены и тогда не избежать крови. В принципе относятся спокойно к иглам и всему такому прочему, что вызывает у других детей ужас при одном упоминании.

Без-имени-1
Саша, 9 лет
Сладкоежка. Любит, когда ее называют Александра. делает из бисера стрекоз. Любимый цвет — розовый, а любимые мультики — про кузнечиков. Не нравится, когда ее обзывают. Хочет быть доктором.

Сегодня день последнего этапа создания мультика про Муравья и Белку. Коллективным голосованием решается, что он будет называться «Письмо». А потом только монтаж, которым волонтеры занимаются уже дома. Ребята начинают лепить и вырезать цифры и буквы для титров. Процесс кипит. Левшам — ножницы для левшей. Правшам — для правшей. На стол из коробки достают героев мульт­фильма, которых уже отсняли на прошлых занятиях. Белка в кепке «50 cent» важно восседает на троне. Мне объясняют, что сначала Белка была больше похожа на девочку, но потом ее доделали, нарядили в кепку, повесили рэперскую цепь. Мало кто высиживает до конца, ведь не каждый может по нескольку раз мучиться с этой сложной для вырезания цифрой два.

Когда буквы вырезаны и слеплены, все перемещаются в коридор и приступают к съемке. Самой усидчивой и внимательной Марте доверяют роль оператора. Она следит за тем, чтобы в кадр влезал только ватман с именами тех, кто работал над мультиком, и ничего больше. И старательно нажимает клавишу F5 на ноутбуке, когда одну фамилию сменяет другая: съемка идет. До мастер-классов ребят из питерской студии «Мы есть» снимали по старинке: сфотографируют один кадр, передвинут объект и так далее. Питерцы рассказали им про вариант съемок сразу в монтажной программе. Теперь процесс ускорился.

Волонтеры радуются вместе с детьми, когда у них выходит новый мультфильм, который и на конкурс не стыдно представить, но гораздо сильнее они радуются, когда дети выздоравливают и больше никогда к ним не приходят.

Любовь ко всему

Детский дом для детей с особенностями психофизического развития расположен по улице Выготского, 16. Мы добираемся до него под отголоски хоровых песнопений: совсем рядом находится Свято-Елисаветинский монастырь. В этом интернате живут дети, которых часто называют одним словом «другие».

DSC_0053

Через внутренний дворик попадаем в актовый зал, где и проходят занятия с детьми. Из колонок, прикрепленных к стене, звучит ненавязчивая популярная музыка. Дети сразу же подбегают, первыми начинают знакомиться, обнимают. Не поздоровался — и ты уже плохой. У них так.

За двумя столами ребята сидят и рисуют: за одним  — дети помладше, за другим — постарше. Самый подвижный и разговорчивый Андрей «собирает» отпечатки пальцев на скотч. А когда поворачиваешься к нему спиной, начинает щекотать. Вася старательно вырезает окно из пленки для уже почти готового конверта и рассказывает, что обожает, когда в компьютерных играх он убивает плохих и злых персонажей. Прямо за рабочим столом на стене висит раскадровка последнего мульт­фильма. Мультфильм снимали по сказке Коли Голышева, мальчика из Москвы, страдающего мозаичной формой синдрома Дауна. Коля пишет сказки и стихи с той искренностью и простотой, за которой гоняются многие писатели.

Без-имени-2
Яна, 9 лет
Любит смотреть «Смешарики» и играть в «Sims 2». Раздражает, когда люди тормозят.Мечтает о ноутбуке и гамаке. Хочет работать охранником в «Короне», как мама.

Спросишь у них, что они любят, и ответов куча: окна, рисовать, подругу, компьютер… А не любить им будто и неведомо: «Мы все любим».

Маленькому Вадиму расстилают на полу плед и дают большой кусок обоев. Мазок за мазком белый лист заполняется цветными абстракциями. Солнце у него не только традиционно желтое, оно может быть любым, по настроению. Вадима ласково называют «толковым пареньком», хотя эта самая толковость легко может стать определением для каждого. Важно лишь заниматься с детьми. Правда, нередко ребенок прогрессирует-прогрессирует, а потом его резко отбрасывает назад. Без причины. Внутренние процессы иногда гораздо сильнее педагогического профессионализма.

DSC_0186

— Рисунки таких людей — это ведь отдельный вид искусства, который очень ценится. Рисунки из взрослого интерната выставлялись в галерее TUT.BY, и там раскупили практически все работы. Очень здорово было бы организовать нечто подобное и с детскими рисунками. У них ведь не просто на листе бумаге наляпано, нет, где-то и наляпано, конечно, но есть и живой рисунок, который кому-то порадует глаз,  — рассказывает волонтер Маша Иванова.

Без-имени-4
Эдик, 17 лет
Нравится рисовать буквы. Любит петь, особенно песню «Крылатые качели». Любимый персонаж — Колобок. Хочет стать фото-графом.

Многих ребят в принципе можно было бы устроить на работу. Но они изолированы, и как только им исполняется 18 лет, они автоматически лишаются дееспособности. Чтобы недееспособные у нас работали, такого пока законодательством не предусмотрено.

***

Любой желающий может прийти в гости или присоединиться к студии «Мы есть» в качестве волонтера. Что да как, а также мульт-фильмы ребят можно найти здесь.

P.S. Пока материал находился в «портфеле» «Большого» Денис Пустовит, который нуждался в трансплантации костного мозга, умер…

Текст:
  • Катя Карпицкая
Фото:
  • Алексей Жданович
+