Мадригал потерянным возможностям. Татьяна Замировская о последнем альбоме Sting «Symphonicities»
4 ноября 2010 Культура

Мадригал потерянным возможностям. Татьяна Замировская о последнем альбоме Sting «Symphonicities»

+

Музыкальный критик Татьяна Замировская прокомментировала последний альбом Sting "Symphonicities"

Редко какой уважающий себя британский поп- или рок-исполнитель не попробует хоть раз в жизни сыграть с оркестром — это испытание его музыки на академическую прочность, самодостаточность композиторской мысли и интеллигентность. Заварили эту кашу еще Deep Purple, с тех пор в жанре «моя музыка тоже неплохо звучит с Настоящим Оркестром» поработали практически все — от Пола Маккартни, сварганившего пару ораторий и симфоний, до Питера Гэбриэла, записавшего оркестровый эмбиент-альбом печальных кавер-версий молодых и немолодых коллег.

Маэстро Гордон Мэтью Самнер не то, чтобы попал в «волну», начатую в 2010-м году оркестровым турне Питера Гэбриела и поэтическими сюитами Джона Лорда — он давно и уверенно шел к этому; до эпохальной работы с дирижером Стивеном Меркурио была и достаточно странная запись в жанре средневековой лютневой музыки (каверы на произведения английского композитора Джона Доуланда, записанные с боснийским лютнистом), и благопристойный праздничный альбом депрессивных колядок, исполненных с пафосным академизмом (If On A Winter’s Night) — в общем, после пунктов «альбом странных кавер-версий» и «рождественский альбом» следует «запись с оркестром», это еще Jethro Tull доказали давным-давно. Стинг сделал этот пункт еще более изящным — у него он звучит как «запись с оркестром в легендарной студии Abbey Road».

Sting_Symphonicities

На Symphonicities Стинг почти не вмешивается в вотчину работников академического труда, предоставив работу над аранжировками таким мастерам, как Джордж Каландрелли, Мишель Легран, Винс Мендоза, Билл Росс и Дэвид Хартли. Симфоническое обрамление работ Стинга и Police получилось, как ни странно, достаточно тривиальным — настолько, что открывающий программу трэк Englishman In New York мало чем отличается от оригинала (учитывая, что Стинг всегда любил украсить свои песни скрипочками). Дальше становится поинтереснее — пусть аранжировки при всей своей гибкости не выходят за пределы стандарной тенденции оркестровых переработок рок-музыки (имитация скрипками гитарных риффов, этно-перкуссия, контрабас, срывающийся в свинг), они могут порадовать взыскательного меломана парой экспериментов: Roxanne превратилась в босса-нову, в We Work The Black Seam звучат потрясающе тревожные духовые партии, Every Little Thing зазвучала настолько по-бразильски, что сделала бы честь альбому Дэвида Бирна. Фанатов Стинга, правда, обрадует наличие на диске пары трэков, не вошедших в альбомы Mercury Falling и Brand New Day, в частности, прелестной джазовой The Pirate’s Bride — этот малоизвестный трэк Стинга оказался настоящей жемчужиной.

Критикам, кстати, не особенно понравилась эта монументальная работа — они считают, что аудитория Стинга настолько доверчива, что стоило бы позволить себе больше экспериментов. А так получилось странно — вроде и нет ощущения кристальной прозрачности и простоты (альбом получился ярким и разножанровым), но вроде и особо сложного тоже ничего: любой выпускник консерватории сразу все расслышит и, если попросят, повторит. «Мадригал потерянным возможностям» — именно так окрестили этот альбом доброжелатели — при всей форматной нерисковости партитур хорош как минимум вокалом, Стинг пользуется им как отдельным, самым ценным инструментом; надо сказать, что это вообще редкий случай, когда у музыканта с годами голос становится все лучше и лучше (Гэбриэл, например, стал петь похуже). При таком бережном отношении к собственным талантам Стингу вряд ли стоит заботиться о нюансах вроде креативности оркестровок — он уже написал всю свою музыку, а теперь делает из нее арт-проекты. Что ж, как арт-проект это прелестно, в самом деле — айда на концерт!

+