Пасха космонавтики: астронавт и священник о том, что искать на небесах
10 апреля 2015 Культура

Пасха космонавтики: астронавт и священник о том, что искать на небесах

+

Оказалось, что у календаря тоже есть чувство юмора: 12 апреля мы будем отмечать Пасху и День космонавтики зараз. «Смешно и нелепо!» — скажете вы. Да мы и сами так подумали — пока, движимые благородной целью продемонстрировать разницу между «легкими курильщика и здорового человека», не задали одни и те же важные вопросы протоиерею и космонавту.

Олег Новицкий

Летчик-космонавт Олег Новицкий

Сергей Лепин

Протоиерей Сергий Лепин, председатель Синодального информационного отдела БПЦ

Как вы проведете 12 апреля?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Раньше я отмечал только День Военно-воздушных сил, но теперь одним праздником стало больше. В День космонавтики мы вместе с отрядом соберемся в Звездном городке в Доме космонавтов. Там будут все: те, кто летал — и нет. Ветераны вспомнят свои полеты. Мы расскажем, над чем сейчас работаем. Общение поколений!

Протоиерей Сергий Лепин:

— Пасху? Главный момент этого дня — богослужение. Пасхальная радость, пение, общение с народом, друзья, праздник! Конечно же, воспоминания о том, что сделал Господь ради нашего спасения.

К чему должен стремиться человек?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— К совершенству и гармонии. Создать семью, родить и воспитать детей. Дать им образование, чтобы они стали достойными членами общества. Познание космоса — это тоже очень важно, но не думаю, что все должны к этому стремиться: тех космонавтов, которые сейчас этим занимаются, вполне достаточно. Перед разными людьми ставятся разные задачи, и необходимо их выполнять. Если все полетят в космос, кто будет строить ракеты?

Протоиерей Сергий Лепин:

— Эта жизнь есть прелюдия вечности. Значит, вечность начинается уже на земле. Все, что делает человек, имеет отношение к вечности: дела либо уподобляют его Богу, либо превращают в пересмешника. Наша всеобщая цель — спасение, на пути к ней каждому приходится решать свои задачи в обстоятельствах своей судьбы и призвания. От каждого Господь ждет личного отклика: соответствующих поступков, поведения, сознания — от священника, учителя, журналиста, ученого, лифтера, комбайнера… Все очень лично и разнообразно.

Hero_56_2

Какие проблемы современного мира вы считаете наиболее актуальными?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Самая актуальная проблема мира — это мир. Во многих государствах идут локальные, междоусобные войны — например, за полезные ископаемые. Когда летишь над Землей, государственных границ не видишь — хотелось бы, чтобы так было и на Земле.

Протоиерей Сергий Лепин:

— Если говорить о проблемах, с которыми приходится сталкиваться священнику, то они одни во все времена: неверие, безнадежность, нелюбовь, незнание — все то, что можно назвать словом «грех». Падение нравов отмечали всегда, однако конец времен предполагает среди многих потрясений оскудение нравов в предельном значении. Сегодня приходится переживать крутое приближение к этому условному пределу — объективно и субъективно. Первое связано с постмодернистским уничтожением добродетели как понятия и размытием «традиционных» категорий добра и зла, а второе — с технологическими возможностями: одним кликом мышки мы можем узнать обо всем мире столько, сколько раньше человек не узнавал за всю свою жизнь. Время ускоряется, событий происходит больше, и число дурных новостей, как может показаться, увеличивается не только абсолютно, но и пропорционально.

Что вы думаете о религии?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Я не назвал бы себя религиозным. Наверное, есть какой-то иной, высший разум? Называть его можно по-разному: удача, везение, судьба. Но духовная вера во что-то у человека, как мне кажется, быть должна. Я уважаю религиозных людей — они встречаются и среди космонавтов. В Звездном городке есть красивый тринадцатикупольный храм, который многие посещают.

Что вы думаете о науке?

Протоиерей Сергий Лепин:

— Смотря какой! О некоторых науках я вообще не думаю. По светскому образованию я философ, со специализацией в онтологии и теории познания. Я и сейчас преподаю логику и философию. К естественным наукам отношусь так же, как 99% всех гуманитариев: выражаю свое почтение на расстоянии. Дело не в моей религиозности, а в моей научной специальности и компетентности. Христианство высоко ценит знание и ученость (усвоение основных его идей требует образования), но оно против превращения науки в религию и религии в науку. Наука — это только наука и всего лишь наука. Само по себе знание — благо, но без любви оно может быть опасным. Однако и вера без знаний слепа, а без любви она — и вовсе сатанизм.

Вы ходите в церковь?

Летчик-космонавт Олег Новицкий: 

— Очень редко. К вере люди обращаются тогда, когда им плохо. Я был в церкви, когда умер отец. А еще перед космическим полетом мы с Женей Тарелкиным (это мой бортинженер) и дублерами вместе с семьями были в Троице-Сергиевой лавре. Благодаря игумену Иову, который является настоятелем церкви в Звездном городке и которого называют духовником отряда космонавтов, в 2006 году родилась еще одна космическая традиция, но с православным уклоном. Теперь каждый экипаж по желанию перед отлетом на Байконур может приехать за благословением к преподобному Сергию Радонежскому.

Hero_56_3

Смотрите ли канал Discovery?

Протоиерей Сергий Лепин: 

— Я интересуюсь теми достижениями науки, суть которых для меня доступна. Область моих научных интересов касается демаркации науки и религии, соотношения веры и разума и прочего в этом роде. Discovery — не совсем то, но в целом меня волнуют вопросы космологии и антропологии. Ну и с возрастом меня все больше начинают интересовать вопросы.

Что важнее поддерживать государству: церковь или науку?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Думаю, науку. К религии, духовной составляющей человеческого «я», каждый придет сам; когда захочет этого. И будет настолько верующим, насколько это ему необходимо. Наука требует денежных вложений, системы образования — и все это может предоставить государство. Но против поддержки церкви я ничего не имею.

Протоиерей Сергий Лепин:

— Кого нужно больше любить: папу или маму? А что важнее: почки или легкие? Общество — это организм, каждый элемент которого требует соответствующего внимания в составе целого. Пацифисты платят налоги на армию, неучи — на образование, а те, кто никогда не обращается к услугам государственной медицины, платят за медицину — и так далее. Религиозная потребность — одна из многих потребностей, об удовлетворении которой государству лучше позаботиться самостоятельно. Почему некоторые страны лениво помогают своим религиозным организациям, но с такой большой охотой готовы оказывать «помощь», например, в вопросах подготовки священнослужителей на территории других государств? Все имеет разумные границы и пропорции, а я не говорю, что верующим «все должны», нет! Но вычеркивать религиозные группы из распределения совместно нажитых благ на основании отношения этих групп к религии означает дискриминацию по факту отношения к религии.

Почему люди в космосе не видели Бога?

— По той же причине, по которой они не видели Бога на Земле. Бога нельзя увидеть, сокращая расстояние между земной корой и небесными светилами. Хотя и этот опыт для некоторых космонавтов имел важные религиозные последствия.

Как вы относитесь к верующим людям, которые критикуют науку?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Например, игумен Иов не выступает за «возвращение к истокам». По крайней мере, фанатично не твердит об этом. Он вместе с космонавтами спускался в гидролабораторию, летал в невесомости, изучал космический корабль — даже сдавал небольшой экзамен, выполнял фигуры высшего пилотажа на самолетах Л-39. Его иногда еще называют «космическим батюшкой».
В любой церковной школе изучается не только Священное Писание, но и дисциплины, которые развивают мировоззрение человека.

Что вы думаете об атеистах?

Протоиерей Сергий Лепин:

— Они разные бывают. Да и атеизм атеизму рознь. Я не делю людей на хороших и плохих — тем более на основании их принадлежности к религии. Я — проповедник. Мне нужно уметь любить и неверующих, а иначе как я смогу поделиться с ними самым сокровенным и дорогим для меня — моей верой?

Hero_56

Что ждет человечество в будущем?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Мы в силах построить лунные базы, совершать полеты межпланетные и межгалактические. Главное — созидать больше, чем разрушать. Я верю в светлое будущее человечества.

Протоиерей Сергий Лепин:

— Мы — оптимисты. Христиане ожидают второго пришествия Христа. Он вернется! Настанет момент, когда про­изойдет воскресение мертвых и суд Божий, правда восторжествует, зло прекратится. «Земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3:10), но лучшие представители человечества (на языке Библии — праведники) наследуют «новое небо и новую землю», правда, моря там уже не будет (Откр. 21:1).

В чем для вас смысл жизни?

Летчик-космонавт Олег Новицкий:

— Любимая работа, друзья, семья, дети — вот что дает какой-то смысл моему существованию на этой планете.

Протоиерей Сергий Лепин:

— В преодолении смерти. В служении Богу и людям. Все, о чем я говорил, так или иначе может быть использовано в ответе на этот вопрос.

Что ученые думают о Боге
 
Сэр Гарольд Крото, нобелевский лауреат по химии:
«Я атеист, и мне кажется, что большая часть ученых разделяет мое отношение к религии. Есть те, которые верят в Бога, но все-таки более 90% всех крупных исследователей нерелигиозны. Мы применяем научные методы в своей повседневной жизни — я считаю, что это моя главная интеллектуальная задача. Не то чтобы я не нуждался в некоторой мистической составляющей — я просто-напросто ее не признаю. К тому же верующие люди — крайне уязвимые создания. Они неразборчивы в своих убеждениях, такие личности могут добровольно принять за чистую монету древние убаюкивающие сказочки, о достоверности которых даже не приходится говорить. Они меня беспокоят, потому что многие из них — влиятельные люди, от их решений зависят судьбы миллионов. Отвечают ли они за свои дела? Сомнительно. Если они готовы поверить в такие небылицы, то возникает вполне резонный вопрос: как далеко они могут зайти в своей легкомысленной иррациональности? Не отразится ли эта прихоть на моей жизни?»
 
Роберт Колман Ричардсон, нобелевский лауреат по физике
«Я не верю в какого-то антропоморфного Бога, который каким-то чудесным образом сотворил Вселенную. Что касается жизни после смерти, то все, что я могу сказать по этому поводу: «Было бы здорово!» Но у меня нет ни малейшего основания думать, что она существует».

Иллюстрация:
  • Анастасия Нестеренко
+