18+

По кибернетическим болотам
1 апреля 2011 Культура

По кибернетическим болотам

+
Андрей Диченко — представитель поколения литераторов, которые пишут в стол, публикуются в соб­ственных ЖЖ и живут на литпорталах в ожидании внезапно свалившейся популярности.

Андрей оканчивает Белорусский педагогический университет, изучает историю и пишет тексты о кибернетике и «национал-сатанизме». В 2010 году двадцатидвухлетний Андрей выпустил роман «Минское небо», архитектуру которого, по его собственному признанию, он построил, когда ему было еще 20. Об особенностях минского неба, киберфилософии и необходимости создания «белорусского русского» языка молодой писатель рассказал в интервью Вячеславу Корсаку.

— Есть мнение, что в 20 лет автор еще ничего не может сказать читателю.

— Не согласен. Мне кажется, возраст — не главное. Не знаю, во сколько лет граф Лотреамон написал свои «Песни Мальдорора», но точно знаю, что он умер в 24 года. И в результате стал тем человеком, с которого брали пример сюрреалисты. Не скажу, что я такого же уровня, но хочется верить, что это возможно.

— Почему роман получил такое название?

— Как-то я вышел на балкон, посмотрел на небо — оно было желтым с утра, и в новостройках загорались окна… Зеленое и желтое на черном хорошо ассоциируется с кибернетикой. Этот вид и вдохновил меня на создание кибернетического романа. Каждая часть этой книги начинается с описания неба. И из главы в главу оно все мрачнеет и мрачнеет. В этом и заключается вся таинственность минского неба. Если говорить об ассоциациях, это как фильм Вендерса «Небо над Берлином».

— Ты родом из Калининграда. Расскажи, как оказался в Минске.

— Мой отец — военный. В детстве вместе с ним мы переехали в Беларусь, поэтому я уже не могу сказать, что я русский. Я вырос в Беларуси, поэтому белорус.

— То есть ты не помнишь, какое было небо в Калининграде?

— Я часто бывал в Калининграде — буквально на каждых летних каникулах. Поначалу разницы не замечал, но теперь понимаю, что разница громадная.

— Например? Вообще минское (белорусское) небо отличается от калининградского (российского)?

— Оно абсолютно разное. Может, это заявление будет немного скандальным, но белорусские болота, которые называют легкими Европы, формируют определенную атмосферу. В таком болоте и рождаются подобные книги, как, например, у Замировской. Они кажутся мрачными, но написаны очень задорно. Если брать такой же литературный круг в России, можно привести пример творчества Юрия Мамлеева. Его тексты чем-то характеризуют Россию. И то, и другое — метафизический реализм, но в Беларуси он более углублен. Идет из глубины.

— То есть особенность минского неба объясняется природой?

— Природой и историей. Я сам историк по образованию. Но когда живешь во всей этой реальности, когда ты в нее погружаешься, понимаешь, что истории никогда не было — есть только «сейчас». И это «сейчас» было таким же и 200, и 300 лет назад. Был 1700-й или 2000-й год, мне кажется, что одна и та же атмосфера сохранялась всегда.

— Сегодня мало кто знает современных белорусских классиков. Кем ты себя чувствуешь в литературном мире, и вообще ты себя кем-то чувствуешь?

— Если уже делать замашку на гигантоманию, я бы хотел себя чувствовать тем, кто положил начало развитию именно русскоязычной литературы в Беларуси. Потому что очень часто, даже внутри нашей страны, литературу разбивают на два лагеря — российскую, которая лоббировалась со времен Советского Союза, и белорусскоязычную. Однако мы должны понимать, что современная Беларусь являет собой поле билингвизма. Русский и белорусский языки — неотъемлемая часть реальности, которая характеризуется не тем, что во время Империи был кто-то русифицирован, а тем, что на сегодняшний день это наша особенность. И я считаю, что если обособить Беларусь от российского литературного мира, в первую очередь, нашей стране необходима реформа русского языка. Например, если взять Германию и Австрию, там вроде бы все говорят на немецком. Но их немецкий отличается между собой. Так же, как английский США и английский Британии. Возьмем, допустим, выражения: «смеяться надо мной» и «смеяться с меня». Большинство белорусов скажет «смеяться с меня». Они скажут это по-русски, но грамматически неверно. И нужно эти особенности просто черпать и вписывать как правила русского языка в Беларуси.

— По сути, ты выступаешь за создание «белорусского русского» языка?

— Да-да! Я считаю, что и в литературе, и в повседневности это будет способом обособления Беларуси от России в культурно-этническом смысле. Конечно, такое «нововведение» воспримут в штыки в обеих странах, но я уверен, что этот процесс эволюционный, а не деструктивный.

— Молодая белорусская литература не то что аморфна, но мало кому известна. Как, по-твоему, сегодня можно выходить на читателя?

— Взять хотя бы российского писателя (неизвестно, правда, кто он такой) Илью Масодова. Он стал популярен в субкультурной среде — среди нойзеров и некоторых готических радикальных кругов. Мне кажется, что молодежь Беларуси довольно-таки субкультурна. Пройдись по Минску и сам увидишь кучу людей с разными прическами и в разных одеяниях. Поэтому продвигаться нужно через внедрение в субкультурные процессы. Например, если проходит концерт группы, которая играет индастриал, почему бы ей не объединиться с единомышленниками по литературе? Ведь схема «писатель-презентация-читатель» уже не работает. Нужно искать другие пути внедрения. Плюс в Беларуси нет четкой системы реализации литературы. Все ограничивается пределами Минска. Если заехать в Вилейку, где я закончил школу и прожил практически всю жизнь, там мало кто знает о том, что происходит в столице.

— Герой «Минского неба» ходит в институт, слушает лекции об эсерах, а потом в его сознании вдруг возникает «национал-сатанизм»… Что это?

— В голове человека начинается полная неразбериха. Это что-то типа борьбы рационального мышления и компьютерного кода, который был массово вброшен в мозг, как наркотик. Начинается путаница. Человек путает простейшие понятия. Фразы, которые к нему доходят из реального мира, смешиваются и обретают совершенно иное значение. Это период адаптации программы в головном мозге.

 

— А если говорить в целом, кто твой главный литературный герой? 

— Что касается героя «Минского неба», к середине романа окажется, что это смесь кибернетического организма и человека. Получается, что в первых главах книги между персонажами шла упорная борьба за лидерство — кто же все-таки выиграет? Но «Минское небо» — это только первая часть из трилогии, которая пока увидела свет. Забегая вперед, могу сказать, что в итоге окажется, что весь этот мир вымышлен и был создан в обычном подвале с помощью виртуализации личности.

— Откуда такие сложные образы?

— Мне просто хочется сказать, что есть различная периодизация развития общества — индустриальное, постиндустриальное… Сейчас, говорят, наступает информационное. Я же как человек, увлекающийся киберфилософией, считаю, что на смену информационному обществу придет кибернетическое. И оно приведет к эволюции философии как науки. Почему бы не выразить философские концепции, которыми ты думаешь, на примере художественной литературы? Поэтому главный герой моего романа постепенно начинает понимать, что он не белорусский студент Костя, а материализовавшаяся программа Kostya 0.55, причем с весьма деструктивными методами. Но проблема в том, что он сам еще не понимает, откуда идет деструкция. И из-за этого появляются еще два героя — Ботаник и Философ, техническое и гуманитарное начала, которые между собой не сочетаются. И Философ сдается Ботанику, не сопротивляется его насильственным действиям в отношении людей.

— По-твоему, в жизни так же? Философы сдаются Ботаникам?

— Если разбирать философию как методологию науки, то пока в мире сохраняется симбиоз философской науки и технической. Конкретно сейчас мы наблюдаем виртуализацию личности. Она уходит в сеть, теряет национальность, идентификацию. Остается аватар, юзерпик и информация, которую ты можешь сам выдумать. Если говорить о будущем, то все упирается в создание искусственного интеллекта. И главный вопрос — сможет ли он отличить наш атомно-молекулярный мир от кибернетического? Согласно Библии, Бог создал человека по образу и подобию своему. Но если мы возьмем не самые простые, а более уровневые компьютерные программы, то увидим, что человек по своему образу и подобию пытается воссоздать логическую программу. И интересно, когда наступит точка сингулярности, в которой программа обретет сознание. Когда наступит та точка, когда мы не поймем, что создали.

— Все герои «Минского неба» воспринимают Минск по-разному. Какое твое представление о Минске?

— Он отличается от всех городов, которые я видел, своей особой атмосферой. Сядь в вагон метро и посмотри на людей — как они под землей себя чувствуют. Они загружены и о чем-то всегда думают. И, кроме того, Минск — темный. С виду он чистый, все хорошо, но в его глубине таится какая-то злость. Что-то в нем еще осталось неизведанное. Это город — замедленная бомба. С виду все в порядке, все ровные и средние, но у каждого в подсознании таится либо злоба, либо что-то мрачное.

— Как избавиться от масок?

— Мне нравится освобождение в кибернетическом пространстве. Когда люди лезут в социальные сети и начинают искать извращенную порнографию и прочее. Они пытаются сублимировать свою внутреннюю агрессию через виртуальную реальность. Я думаю, что программа, которая отслеживает запросы человека в Интернете, и есть тот судья, который срывает маски напрочь. Потому что он их просто не видит и конкретно залазит в человеческую душу. А там уж точно есть, что поискать.

Фото:
  • Роман Лебедев
+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/