Сам  дурак. Смотрим новогоднюю комедию «Страна ОЗ»
10 декабря 2015 Культура

Сам дурак. Смотрим новогоднюю комедию «Страна ОЗ»

+

«Большой» посмотрел российскую новогоднюю комедию с Гошей Куценко «Страна ОЗ» и ставит ей «класс». Почему так и кто дурак, выясняла Анна Ефременко.

Фильм «Страна ОЗ» вполне могли бы показывать по национальному каналу, когда вы нарезаете салат в бигуди и халате на запах. Правда, в этом случае закидывать за воротник вы бы начали гораздо раньше.

Российские кинематографисты вдоволь эксплуатируют тему Нового года. И если за каждую часть «Елок» истинному интеллигенту мучительно стыдно, то «Страна ОЗ» при всей формальной чернушности — бальзам на душу — опохмелиться первого ближе к обеду. Только вот картина Сигарева едва ли заменит в телеэфире «Иронию судьбы…»: в канун праздника хочется салатика да чудес, а не смотреть на себя и свои червоточины с экрана национального телеканала.

Впрочем, этого самого телеканала Сигареву и так не видать. Мединский лично сосчитает количество ненормативных слов в фильме и тем самым существенно поднимется в плане математики.

О чем
«Страна ОЗ» — одиссея Ленки Шабадиновой от дома, где ее сестра сломала копчик, будучи выброшенной с балкона страстным греком, по всему Екатеринбургу к улице Торфорезов, где Ленка должна заступить на смену в киоске. По пути Шабадинова будет встречаться с самыми разными приятными и не очень персонажами российской действительности, раскрывая их и эту действительность как лакмусовая бумажка. Гомерически смешной и одновременно щемяще грустный, но очень важный для России фильм.

Справедливости ради, не один Мединский. Белорусский зритель, которому только-только показали «Страну ОЗ», также обрушился на Сигарева с упреками исключительно филологического толка.

— А у вас в России все так говорят? Ну, мата столько, — сокрушается дама бальзаковского возраста на премьере картины во время «Лiстапада».
— Говорят, — улыбается Сигарев.
— Мы в Беларуси так не говорим, — настаивает на своем благочестивая особа.
— А мы говорим! — бросает в ответ звонкое кто-то из зала.

Мат у Сигарева не режет слух — он часть мелодичной симфоники фильма. И все же прокатная версия картины — сплошь запиканная. И это худшее, что могло сделать Министерство культуры РФ в отношении искусства — заставить его мычать протяжным «пи-и-и» вместо того, чтобы звучать живым русским словом. Иногда протяжность этого «пи-и-и» сама по себе становится шуткой, когда сигналит с экрана полминуты без перерыва.

623175

После «Волчка» и «Жить» ученик Николая Коляды, драматург и режиссер Василий Сигарев снискал славу талантливого и сильного автора новой волны российского кино. Одновременно с этим в кругах широких Сигарев прослыл депрессивным режиссером с «чернушными» фильмами. Оппонируя большинству, Василий берется за такой важный и неприкос­новенный для российского зрителя жанр, как новогодняя комедия. Но тащит в эту историю героев двух первых картин — маргиналов и пропойц.

В том числе и поэтому все персонажи «Страны ОЗ» не сказочно — критически агрессивны. Словесную агрессию герои выражают обсценной лексикой. Приглашение отправиться «на х**» Ленка Шабадинова получает уже в первые несколько минут экранного времени. За них же строптивого грека обкладывают матюками с ног до головы, а сестра, та самая, что копчик сломала, может существенно пополнить словарный запас прилежной студентки-отличницы факультета филологии.

44

Пожалуй, словесная — только первая степень агрессии в картине. Достанется всем: кому-то от фейерверка «Хиросима», кому-то — от жены, одни получат под хвост от давшего лишнего киоскера, другие — дадут ему же по шарам.

Особняком среди уродцев стоит и персонаж Гоши Куценко — концентрат романтизма в национальном российском представлении.

Одна только Лена Шабадинова кажется невозможным и нереальным персонажем во всей этой предновогодней безумной чехарде. В какие бы коморки, в чьи бы машины и на чьи бы балконы ее ни толкала судьба, Лена остается чистой и невинной, отстраненной от мракобесия окружающей суровой действительности Екатеринбурга (читай — любого другого российского, и белорусского, чего уж там, города). Грязь, которая здесь буквально повсюду, к Шабадиновой не липнет и не оставляет следа (чего не скажешь даже о собачке Тюте в пикантной сцене с последствиями агонии тантрического секса).

1442300355_strana-oz-film-vasiliya-sigareva-84599-large

Особняком среди уродцев стоит и персонаж Гоши Куценко — концентрат романтизма в национальном российском представлении (покатать даму с горки, налить шампанского, взорвать для нее салют и позвать домой). У них с Шабадиновой происходит история, полная нежности, насколько это вообще возможно у персонажей с огрубевшей к реалиям кожей. Романтическая баллада побитых жизнью людей в прямом и переносном смысле.

«Страна ОЗ» — это роуд-муви с отсылками ко второму тому «Мертвых душ», феллиниевскими мотивами и калейдоскопом обыденной жестокости. И как в комнате смеха, где зеркала превращают тебя в уродца, — ничего не остается, кроме как гомерически хохотать. Да салат нарезать. В халате на запах и бигуди.

+