Татуировки сезона, или Чем модно украшать свою кожу
3 апреля 2014 Культура

Татуировки сезона, или Чем модно украшать свою кожу

+

«Большой», как нормальный городской житель, неравнодушен к городским же веяниям. Одно из таких — татуировка. К концу недели обещали потепление и наступление наконец весны. А потому ожидается раздевание населения и открытие потаенных знаков и символов на коже рядовых и не очень белорусов. «Большой» топнул ногой и решил разобраться, какой рисунок к какому месту.

Алесь: Несмотря на зверский оскал мира татуировок, который вы можете видеть выше, «Большой» зашел в гости к своему хорошему знакомому, известному в Минске и не только мастеру Алесю Таболичу.

 

 

Алесь: Татуировка сейчас очень разноплановая. Фактически это уже изобразительное искусство. Разные стили, жанры, направления. Никакого сравнения с татуировками 90-х годов с их львами, волчьими оскалами; женщины тогда «били» кошечек, пингвинчиков.

 

 

Алесь: Тенденция сегодня — возвращение к корням. Татуировки — орнаментальная, геральдическая. Стали меньше делать ту же Японию или китайские иероглифы. Больше набивают какие-то свои национальные приоритеты.

 

 

Алесь: Кому-то до сих пор нравятся кошечка или звездочка на попе. Все зависит от того, кто насколько образован. Раньше приходили и смотрели каталоги — и шли повторяющиеся модные татуировки. А сейчас в интернете найдут, попросят стилизовать; каждый ищет под себя.

 

 

Алесь: Сегодня пик развития татуировки. На данный момент в Беларуси более 300 мастеров и около 50 салонов. Больше всего, конечно, в Минске — около 20 салонов.

Жаль, в нашей стране невозможно сегодня проводить конвенции, как, например, в России и Украине. Это бы дало многое индустрии. И потом, сколько уже лет пытаемся добиться признания татуировки видом искусства. Из-за этого многие белорусские маститые мастера работают за границей.

 

 

Обучение мастерству стоит в районе тысячи долларов. Весь расходный материал привозится из-за границы. Наши не доросли до того, чтобы выпускать такой специфический продукт.

 

 

Алесь: Сейчас очень развит олдскул. Вещи американского характера. Вошли в моду точечные работы — когда точками делают рисунок.

 

 

Молодежь вообще обезбашенная. Самое необычное, что могу вспомнить, — девочка себе здоровенный кекс на весь бок сделала. Не понимаю я такой эстетики. Или мультяшек каких-то набивают. То есть сейчас можно делать что-то по приколу, а не отталкиваясь от каких-то внутренних потребностей.

 

 

Алесь: 2007-2010-й — это был пик потока клиентов. Сейчас немного все не так: люди меньше обращают внимание на салон, идут к конкретному мастеру. А мастера, в свою очередь, больше уходят в узкую специализацию. Вот ко мне, например, идут набивать орнаменты. А еще я классный специалист по перманентному макияжу — ко мне очередь женщин. Зато не возьмусь набить портрет, так как не мое. Ну, кошечек, пистолеты или еще подобную хр…ь любой, конечно, мастер может делать. Это же попса.

 

 «Женщины набивают татуировки для красоты, мужчины — для мужественности»

 

 

Алесь: Моду на белорусские орнаменты придумал я. В 2006 году решил набить себе татуировку национальной направленности. Не хотел «Погоню» или еще что-то такое, что говорило бы о политической привязанности. Мне было интересно именно национальное. И мы с женой себе сделали. Это как оберег. А потом я показал эту татуировку на выставке в Украине. Фото напечатал польский журнал. Тема начала раскручиваться в интернете. И понеслось. Сегодня ее развивают не только в Беларуси, но в Украине и России. Плагиаторы! (Смеется.)

Алесь: Что такое популярная татуировка. Это как в моде: на подиум выходят в том, что никто еще не одевал. Потом начинает развиваться. Модель уходит в массовое производство. Это уже начинается популяризация в массы. То есть — попса. И орнамент сейчас — это уже попса. Я как-то делал девушке орнамент от бедра и практически до плеча — как ковер вышитый. Вот это масштаб!

 

 

Алесь: Элементов орнамента много. Идея одна. Хотя многие набивают просто потому, что красиво. Но я делал первый, предварительно изучив традиции семьи. У меня и у моей жены на руках семейный орнамент. Он означает продолжение рода. Это как обручальное кольцо. Притом кольцо можно потерять, а этот навсегда.

Тенденция орнаментальной татуировки пошла не просто так. В стране национальная культура находится в упадке. Но это не значит, что люди не хотят ощущать себя белорусами. Наоборот. Чем хуже с официальной культурой, тем быстрее население вспоминает традиции, обряды, символику — человек не может жить без исторической памяти. А пытаться заменить ее — это глупость. История развивается по спирали, и все возвращается.

 

 

Алесь: Цены по Минску — 70-100 долларов за «пачку». На Западе оценивается сеанс. У нас привычнее со старых времен измерять сигаретными пачками.

 

 

Алесь: Юра Брестский, Виктор Минько, Алла Ромазанова, Дмитрий Ковальский, Женя Бумер — это уже легенды белорусской татуировки. Их знают не только у нас, но и во всем мире.

 

 

Алесь: Я в мир татуировки попал случайно. В 2007 году предложили на одной пьянке нарисовать женскую натуру. А потом этот рисунок попал руководству «Лисицы». На место было в районе 50 человек. Мне звонят: мол, вы приняты. А я дизайнером тогда работал. Компьютер, все такое. Выхожу из дома, а тут молния. А дело летом. Ну, думаю, знамение. Надо идти. Вот и пошло так.

 

 

Экстремальные татуировки у нас не очень развиты. Типа на глазном яблоке. Все-таки есть эстетика, а есть что-то иное.

«Большой» пересчитал татуировки на себе. Позвонил маме, выслушал, что мама в целом думает о его увлечении. И решил: еще пару-тройку можно набить. Но только не по приколу.

+