Татьяна Замировская о новом альбоме Bloc Party «Four»
2 ноября 2012 Культура

Татьяна Замировская о новом альбоме Bloc Party «Four»

+

Колумнист Татьяна Замировская рассказывает о новом альбоме Bloc Party "Four".

Самый долгожданный релиз лета — не только потому, что конец августа, но еще и по причине болезненной хрупкости, которая за этим лежит: речь об альбоме группы, которая играла прекрасную музыку, продолжающую лучшие традиции брит-рока, потом традиционно развалилась и воссоединилась — после того, как вокалист наигрался в электронные игрушки и издал соло-альбом.

Понятно, зачем — музыкант исторг из себя всю электронику, которая его мучала (на третьем релизе Bloc Party она мучала его так основательно, что диск получился каким-то расшатанным, как зуб) — поэтому Four звучит классическим гитарным альбомом. Настолько, что даже название легло в некую традицию — например, четвертый альбом культовых британцев Verve, вышедший в формате реюниона, называется Fourth. Не хватает разве что группы The Music, которая выйдет из небытия и запишет четвертый альбом с названием, скажем, Quadro.

71BjARhQFFL._SL1500_

Четвертый альбом в каком-то смысле (в том числе и благодаря удивительной свежести и незамыленности) похож на дебютный — он такой же риффовый и дребезжащий, похожий на утренний будильник, который вы постоянно переключаете на десять минут вперед: с каждым новым звонком его монотонная сновидческая мелодия становится все более вязкой и пульсирующей. Эта гипнотичная тревожность — пожалуй, главное, что отличает Bloc Party от прочих инди-групп. И здесь этот звенящий нерв выводится на передний план — причем гитаро-риффовая составляющая развивается отдельным мелодраматичным сюжетом, не сливаясь с вокалом. И несмотря на то, что песни группы строятся более ровно, чем раньше, альбом получился эмоциональный и при этом искренний — тут нет оголтелого накручивания себя, как у Musе, но есть прелестная потусторонняя гитарная взвесь, как у Stone Roses и The Cure: когда что-то очень специфическое рассеяно в воздухе, будто туман. Или когда ты, например, выходишь понаблюдать метеоритный дождь, а небо затянуто тучами, но это ничего не значит. Келе по-прежнему беседует с неведомым и ищет знаки — как в лучшей песне с прошлого альбома группы, Signs, где натуральный Эдгар По: умершая возлюбленная и два ворона на дубе, «один за мной, второй — за тобой, и я ищу знаки во всем».

И даже если убрать всю эту восторженную метафизику, мы все равно придем к выводу, что Bloc Party — идеальная английская группа двухтысячных: шумные гитарные риффы, арт-рок, психоделика, электронный диско-рок, потусторонний мир и танцы. И тот самый редкий случай, когда распадались не зря — вот, на пользу пошло.

+