Татьяна Замировская о новом альбоме The хх «Coexist»
8 января 2013 Культура

Татьяна Замировская о новом альбоме The хх «Coexist»

+

Колумнист Татьяна Замировская поведает читателям о новом альбоме The хх "Coexist".

Первая пластинка этой странной лондонской группы стала главным музыкальным событием 2009 года. Это было неожиданно, учитывая, что альбом звучал, как стакан воды или хлопок одной ладони.

То есть практически никак: тишины и пустоты в этой музыке плескалось больше, чем ритмов, историй или утонченных хипстерских аллюзий. Вероятно, массовый слушатель истосковался по пустоте как способу выражения — или гигантскому воздушному пространству, трансформирующемуся в метафору свободы: расставляйте там, что хотите, хоть стулья, хоть воспоминания о несчастной любви. Со временем сошлись на том, что это «минимализм», но минимализм в музыке уже существует, он не такой: он компактен, как выставка бонсаи, и строится на повторяющихся микроструктурах — компактности же у The хх не было и нет, они, скорей, предпочитают авторитарно-аутичную манеру Брайана Ино — вот стоит человек на летном поле и играет на карманном электрическом пианино, и вроде пространства навалом, но куда ни повернись — вот он, стоит и играет. Скорей уж, это пресловутая «новая искренность» или «предельная ясность», непонятно.

thexxalbumcover

Со второй пластинкой тоже вышло непонятно: сама группа, пожалуй, тоже не особенно понимает, что у нее получилось и получилось ли, при этом отчаянно настаивая, что альбом о любви. Кажется, альбом еще о том, как продолжить что-то, чему вы даже и названия не знаете — что ж, пресловутая атмосферность и разреженность звучания никуда не делась, но музыкальную палитру пришлось осознанно расширять (так и представляешь, как они сидели и думали, как всунуть электронные биты в трэк «Missing», чтобы не получилось эффекта чрезмерной насыщенности). Звучание альбома получилось мягким, экспансивным и опять же рассчитанным для больших пространств — но при этом более настойчивым, как взгляд в глаза. Скажем так, аутизма тут поменьше. Но зато группа стала звучать, совершенно как готика 80-х.

Добавить чуть экспрессии — получится Роберт Смит.

+