Татьяна Замировская о новом альбоме Нейро Дюбель «Афтары Правды»
9 декабря 2010 Культура

Татьяна Замировская о новом альбоме Нейро Дюбель «Афтары Правды»

+

Колумнист Татьяна Замировская пишет о новом альбоме Нейро Дюбель «Афтары Правды».

Очень мало осталось белорусских групп из 90-х, которые не скатились в творческую бессознанку. «Нейро Дюбель» идут достойным путем великой рок-группы, с фатализмом относясь к изменениям в стилистике своего меланхоличного панк-рока с примесью сюрреализма и черного юмора.

Вначале они запели на белорусском, потом вдруг поменяли стиль (музыкальный критик Олег Климов, помнится, первым начал кричать что-то про «Раммштайн»), что, в принципе, можно было объяснить как любовью Куллинковича к вышеупомянутому великому рок-коллективу из ГДР, так и изменениями в составе группы; теперь они пришли к тому, с чего и начинали — к ироничному и добродушному панк-року с бесхитростными гитарными запилами, меланхоличным драйвом и добротным бытовым сюром. Считать ли эту работу возвращением к классическому стилю «Нейро Дюбеля»? Вряд ли. Больше всего это выглядит на переосмысление классического стиля под влиянием наработок зрелого возраста — как воплощение всеобщей тайной мечты вернуться в безбашенную юность, при этом обладая оружием в виде «взрослого» жизненного опыта и мудрости. Так можно и развлекаться, и ошибок не наделать — потому что цинизма уже меньше, он подменяется едкой горечью, пофигизмом и спокойным пониманием того, что мир изменить нельзя.

1409491034_erwghtr

«Афтары правды», несмотря на дурацкое название и не менее дурацкую обложку (впрочем, «Дюбеля» последних лет еще ни разу не выпустили альбом с по-настоящему симпатичной и подходящей им обложкой), нарисованную художницей Никой Сандрос и изображающую человечка, заключенного в центр игры «крестики-нолики», принципиально от­личается от последних дисков группы. Здесь все действительно больше похоже на правду — песни очень легкие, искренние, невыдуманные, против каждой из них хочется ставить штампик: «Ура, все так и есть». Драматургия альбома, правда, выдержана в немного «затухающем» тоне. Он начинается мощнейшими панк-номерами — «Ольга Сергеевна», «Полноте» (она же «Не хочу тебя нигде»), «Батариен» (удивительно, но до сих пор «Нейро Дюбель» умудряются сочинять хитовые и неожиданные песни), идущими цельным нерушимым блоком. Потом, после выступления «дяди Саши» со стишком, звучит самая потрясающая песня альбома — волнительный и монолитный боевик «Манту» («Я намочил манту!»), который похож на все панк-хиты нашего детства сразу и поэтому вызывает восторг и немощь. Далее слушателю предлагают не менее ошеломительную песню про Сергея Ивановича, уже давно расхватанную на цитаты. Моя подруга, дочь известного белорусского писателя и публициста Сергея Ивановича Дубавца, считает, что эта песня — про ее отца, отчасти я с ней согласна. «Жизнь не удалась, и всему пи…ц, а Сергей Иваныч — молодец!» — поет Куллинкович. Вообще, даже если это все про другого Сергея Иваныча, Сергея Иваныча как философскую категорию, предположим (или, например, Сергея Иваныча как отца Ольги Сергеевны из начала альбома), хорошо заметно, что нынешний альбом весь погружен в эстетику бытового апокалипсиса, что ли, в вязкую повседневную бытовую хтонь, из которой растут все эти Сергеи Иванычи, Ольги Сергеевны, октябрята и космонавты.

После «Сергея Иваныча» альбом начинает кренить в область метафизики советского детства — звучит рэгги про отстой пива, «Дети Галактики» на стихи Роберта Рождественского, немного выпадающая из стилистики альбома «Жэтончык», злая и грустная «Нельзя», посвященная памяти Олега Бебенина, песни «Фонарь» и «Ленин», и слушатель уже, честно говоря, немного устает, потому что начиналось все чересчур громогласно и хитово, а продолжилось этой вот вселенской грустью. Спасает этот блок альбома песня «Касманаўты», несомненный хит про космонавтов, которые летали, но ничего не видели. Но даже учитывая это вот «провисание» в структуре альбома, диск получился сильным — скорей всего, лет через 5 любимые песни фанатов «Нейро Дюбеля» будут на 20-30 процентов состоять из композиций именно «Афторов правды».
Можно, конечно, и в трех словах все описать: это очень энергетически мощный диск. У Куллинковича все хорошо, он молодец, и мы его любим.

+