Татьяна Замировская об альбоме Evelyn Evelyn «Evelyn Evelyn»
7 декабря 2010 Культура

Татьяна Замировская об альбоме Evelyn Evelyn «Evelyn Evelyn»

+

Колумнист Татьяна Замировская рассказывает об альбоме Evelyn Evelyn "Evelyn Evelyn".

Душераздирающая история музыкально одаренных сиамских близнецов, депрессивно терзающих аккордеон двумя неловкими руками, — не аллюзия на психо-триллер Балабанова, а скорее, жестокая метафора трагической безысходности хипстерской музыки нулевых — рок умер, герои не нужны, но всех интересуют странные истории.

Сестер Эву и Лин откопали в Мировой Сети кабаре-пианист­ка Аманда Палмер (известная проектом Dresden Dolls и нежной дружбой с Нилом Гейманом) и фрик-аккордеонист Джейсон Уэбли (в годы существования украинского журнала «НАШ» он часто ездил в Днепропетровск с гастролями, где ему дарили белых мышей в коробочке, — и это не шутка!). Близняшек затащили в студию и помогли им рассказать трагическую историю своей жизни. Они и рассказывают — под печальный цирковой органчик, иногда отвлекаясь на поп-песенки: «Эвелин? — Да, Эвелин. — Почему ты грустишь, Эвелин? — Я вспоминаю ту грустную историю. — Историю о событиях 11 сентября? — Да, Эвелин». Это не та история, у них своя история про 11 сентября — не менее грустная.

evelynevelyn

Вот то, что удалось разобрать из сумрачного бормотания девочек. Эвелин и Эвелин родились 11 сентября 1985 года в Западном Канзасе. Мать в связи со сложной конструкцией младенцев умерла родами, а безутешный отец повредился умом, когда увидел, как безумный доктор с бензопилой склоняется над новорожденными окровавленными близнецами, пытаясь их разделить, — это было небезопасно, ведь у сестер была только одна печень на двоих (зато легких у них было целых три, как и ног). Отец застрелил доктора, его самого, кажется, завалила полиция, сестер, залитых чьей попало кровью, шериф повез в приют, но по дороге врезался в фургон, груженный цыплятами, и погиб; сестры лежали на заднем сиденье и остались живы, их подобрал водитель фургона, пожилой дедушка-фермер, который разводил цыплят где-то в глуши. Дедушка мало разбирался в младенцах, поэтому держал девочек в одной из клеток вместе с курами и кормил их отрубями. Однажды, когда девочкам было лет 6, дедушка не пришел их покормить, не пришел он и на следующий день, и на следующий. Куры стали дохнуть, девочки сидели в клетке, по­всюду царила смерть; тогда они сломали клетку и вышли на шоссе, их подобрал какой-то дядя, потом еще какой-то дядя, в общем, в итоге они оказались в особенном приюте для девочек-сироток, где каждый день к ним приходили в гости особенные дяди, и не все дяди были по-настоящему добрыми, но настоятельница приюта мерзким голосом говорила: «Кровь гуще, чем вода» — и лучше я опущу подробности нахождения девочек в этом жутком месте. В какой-то момент их перепродали в бродячий цирк Дилара и Фаллертона, где они пели и играли на аккордеоне. По-настоящему их понимал только тамошний слон, которого Эвелин-Эвелин называли Слон-Слон, потому что это были слонихи-близнецы, тоже сиамские. Девочки играли, а Слон-Слон танцевал, и это было прекрасно. Увы, однажды слон заболел и умер, потому что в цирке плохо кормили (этот альбом могла записать и группа НОМ!), и девочки от горя отказались петь и играть, их просто выталкивали на арену, как уродов; в результате, за них стали сражаться две религиозные секты — одна была за разделение близнецов (они считали, что Господь создал каждого человека отдельным, а сиамские близнецы — от лукавого), другая, напротив, считала, что появление сиамских близнецов демонстрирует нам намерение Иисуса вскорости вернуться, посему Эвелин и Эвелин необходимо держать в темном подвале, пока третье пришествие не состоится. В итоге, сестры убежали из цирка, с ними происходили всякие ужасные вещи, но в конце концов они вывесили пару своих песен в Интернете — и там их нашли Аманда и Джейсон. И сестры записали альбом, заканчивающийся душераздирающим кавером Love Will Tear Us Apart: можно предположить, чем у них там все закончится, и хорошо, что Иэн Кертис спит и не знает.

Всю эту историю можно услышать на пластинке и даже почитать (к диску прилагается графический роман автор­ства детской художницы Синтии Фон Бахлер) — она леденящая и правдоподобная, заставляющая вспоминать нежное виниловое детство и депрессивную пластинку про черную курицу, которая так замогильно верещит: «Алеша, Алеша!» —что, кажется, у тебя из горла вместо рыданий вырывается шерстяное одеялко.

Этот альбом примечателен, в первую очередь, тем, что это великолепная метафора музыки нового времени. Хипстеры не убили музыку, просто эпоха рок-н-ролла закончилась, а ничего нового пока не возникло. Отсюда и креативные метания — интеллектуальное кабаре, музыкальные сказки, популярность какой-нибудь парадоксальной фигни посредством myspace и youtube (этому посвящена отдельная песня). Джейсон и Аманда, играя со слушателем, предлагают им квинтэссенцию возможностей того, чем в нынешнее время может быть формат музыкального альбома в эпоху песен и видеороликов — если формат и выживет, то только в виде такой истории, музыкальной сказки, игры, проекта. Эвелин и Эвелин — идеальная версия того, чем может быть такой проект, — ведь это так прекрасно, когда на сцену выходят две сестры-близняшки, играющие в обе свои руки на гармошке, у одной лицо Аманды, у другой лицо Джейсона, и разлучит их только любовь, разумеется.

+