Татьяна Замировская об альбоме Robert Plant «Band Of Joy»
9 декабря 2010 Культура

Татьяна Замировская об альбоме Robert Plant «Band Of Joy»

+

Колумнист Татьяна Замировская пишет об альбоме Robert Plant "Band Of Joy".

В каждой великой рок-группе прошлого обязательно должен быть один великий мертвец, один великий мистик, один добродушный идиот и один просветленный ангелоподобный добряк. В Led Zeppelin роль последнего, как со временем выясняется, играл именно Роберт Плант, ибо с каждым своим новым альбомом он все больше превращается в некую самодостаточную лучезарную фигуру, все дальше уходящую от главного проекта своей жизни, который таковым вовсе не являлся. Об этом СD можно было бы говорить как об изящном кантри-фолк проекте, трибьюте малозаметным шестидесятым, включающем в себя кавер-версии абсолютно малоизвестных песен каких-то мертвых героев, если бы не щепетильность контекста: группа Band Of Joy — на самом деле первый проект, в котором пел Роберт Плант еще, фактически, в младенчестве, до Led Zeppelin.

Robert-Plant---Band-Of-Joy

Вероятно, это особая ирония — тащить сюда эту свинцовую бабочку из прошлого и давить ее уже здесь, чтобы изменить ход истории. Планту важно быть кем-то, не связанным с Led Zeppelin? Иначе он вряд ли бы начал вспоминать, кем был до этого проекта. В бирмингемской группе Band Of Joy Плант пел где-то в середине 60-х, причем недолго — ушел из-за конфликта с менеджментом. Вообще, из этой группы все постоянно уходили, с дружбой там все было как-то не очень, коллектив то распадался, то создавался снова. Во время третьей инкарнации, в 67-68 годах, там играл Джон Бонэм. Еще об этой группе известно, что их роуд-менеджером был Нодди Холдер, которого советские меломаны помнят по невыразимо дурацкой группе Slade. В общем, больше о «Бэнде Радости» ничего не известно — вроде его пытались реанимировать в конце 70-х, даже позвали Планта и Бонэма, но те отказались. Теперь Плант забрал этот болезный кораблик себе и стоит на капитанском мостике — сюрприз! Помимо Планта, все остальные участники группы не имеют отношения к этому прошлому проекту. В общем, мутная история. И явно не классический ревайвл, а, скорей, неловкая и трогательная попытка наконец-то вернуть тот фрагмент детства, который тебе по праву принадлежит. Это как, знаете, спустя 20-30 лет вдруг явиться во двор, в котором ты вырос, ходить по нему неожиданно тяжеловесными ногами, трогать холодной ладонью ледяные ноябрьские качели, на которых висят тяжелые дождевые капли, прикапывать в песочнице ненужную челюсть и т.п. Если абстрагироваться от этого контекста, можно вполне решить, что это один из лучших сольных проектов Планта. По атмосфере он чем-то напоминает его прошлую работу Raising Sand, получившую «Грэмми», но звук здесь еще более мягкий, деликатный и, скажем так, интимный (именно этот эвфемизм критики используют, когда им неловко отмечать, что артист совсем уж ушел в себя, не столько осознанно наплевав на законы рынка, сколько напрочь забыв об их существовании в принципе).

На альбоме 11 чьих-то песен (ну, не очень важно, в общем, чьих — разве что Los Lobos, которыми открывается диск, вы наверняка знаете) и одна своя, плантовская — хотя там все, если честно, звучит как свое, аутентичное. Поэтому если кто-то говорит про этот диск как про альбом каверов, сразу вздергиваешь бровь — каких каверов? Эта работа — трибьют той, незаметной стороне 60-х, которая всегда существовала где-то по ту сторону Led Zeppelin, выжимающих из кантри, фолка, блюза и психоделики все самое мощное, яростное и бронебойное — здесь же показано, каким образом, выбирая из этой же музыки совершенно другое, можно добиться удивительной ясности, свежести и актуальности звучания, при этом играя осознанную архаику и проверенные временем стандарты. Видимо, ключевое слово здесь именно «осознанность» (в противовес былой интуитивности). Поэтому диск, несмотря на набор этих старческих архетипов (первый проект Роберта Планта, кавер-версии каких-то стариканов, традиционных песен и стандартов), звучит совсем неожиданно — это просто очень хорошая запись, одна из лучших в этом году. Ну и потом, это и правда «бэнд радости», а не сольный проект — в работе над песнями активно участвовала вся группа, особенно гитарист Бадди Миллер, которого Плант сейчас, обливаясь слезами умиления, называет не иначе как своим соавтором и «основной фигурой альбома». Кажется, грядущий тур по США их всех озолотит — абсолютно беспроигрышная стилистика.

+