Все прочее исчезло. Татьяна Замировская о последнем альбоме Tame Impala «Lonerism»
23 июля 2013 Культура

Все прочее исчезло. Татьяна Замировская о последнем альбоме Tame Impala «Lonerism»

+

Музыкальный критик Татьяна Замировская рассказывает о последнем альбоме Tame Impala "Lonerism".

Этот диск многие критики (в том числе и журнал NME) признали лучшим релизом года, поэтому мы не могли не вслушаться в осенний релиз этих гостей из мира коал и утконосов так, как будто Апокалипсис уже наступил и все, что в мире осталось, — это альбом Lonerism, а все прочее исчезло.

Австралийская команда, ведомая человеком с фамилией Паркер и именем Кевин, занимается ревайвлом психоделического рока. Психоделического рока, как мы хорошо понимаем, в истории музыки было много, совершенно разного. Паркер не очень хочет возрождать натужный концептуализм Pink Floyd (хотя по звучанию альбома, полного ревербераций, искажений и сказочных шумов, так не скажешь), его не прельщают саунд-феерии в духе группы Love и всякая Калифорния. Скорей, его духовные ориентиры — это «Белый альбом» The Beatles и работы Тодда Рандгрена 70-х.

1f7b_TILONERISM

Самая важная эмоция, которую транслирует пластинка, — яростная оголтелость, мощнейшее эмоциональное напряжение, умело переплавленное в мнимую расслабленность. Все эти нежные космические музыкальные ландшафты (которые заставят вас вспомнить и саундтрэк к мультику «Тайна третьей планеты», и дискографию «Битлз» с 1965 по 69-й год) на деле создавались долго и мучительно — два года в студии, ошибки и страдания, в довершение всего Паркер где-то посеял iPod с демо-записями альбома и впал в ступор (iPod, кстати, нашли и вернули). Альбом вовсе не звучит выстраданным и вымученным, хотя на деле он именно такой; Паркер говорит о нем исключительно терминологией в духе «да я чуть не сдох, пока это записывал», и, вероятно, в этом и состоит его особая магия — нечто гармоничное и красивое, не выдающее всей сложности процесса своего создания. Красивые, нежные мелодии тут плывут, сливаются, двоятся и троятся, гитары с барабанами искажаются всякими хитрыми способами, все течет и меняется — но этот психоделический калейдоскоп предельно ясный: тут синий переходит в красный, здесь цветочек, здесь пчелка.

Диск, разумеется, концептуальный и посвящен теме отчужденности — это мы поняли и по обложке, снятой Паркером на винтажную камеру «Диана»: французский садик, божественно красивый, в который нельзя попасть, потому что мы — по ту сторону решетки (надпись гласит о том, что с собаками, даже на поводке, — нельзя). Паркер как бы сообщает нам, что вся жизнь, как правило, так и проходит — стоишь по ту сторону решетки и наблюдаешь роскошные сады иных возможностей.

Альбом этот, безусловно, интересен даже без лишних копаний в его концептуальной структуре — хотя с какой стати он стал лучшим, осталось непонятным. Похожую музыку 10-15 лет назад записывал британский ансамбль Porcupine Tree (потом они стали исполнять мудреный прогрессив-рок в духе King Crimson), но никто не спешил ими восхищаться. Видимо, Tame Impala повезло родиться на 15 лет позже — ведь не секрет, что ценность любой музыки определяется удачностью момента ее возникновения.

+