Большая стройка
17 июля 2012 Город

Большая стройка

+
Реставратор Троицкого предместья, один из авторов мемориального комплекса «Хатынь», минских памятников Якубу Коласу и Янке Купале, архитектор Леонид Левин рассказал «Большому» о городе как произведении искусства, гостях столицы и готовности сесть за бульдозер, чтобы остановить кощунственную застройку.

Страницы летописи

У города есть один костюм. Город не меняет одежду каждый день, хотя одежда меняется. Я родился в Минске и люблю его, но как архитектор имею к нему большие претензии. Люди могут не заметить, как перестроили балкон или перекрасили торец дома. А архитекторы видят и чувствуют то, что портит или мешает.

Город подвластен моде, как любой вид искусства. Вот ваш журнал — это тоже искусство. Сегодня он такой, через пять лет придет новый главный редактор и напишет «Большой» вверх ногами. Все зависит от моды. Сегодня кажется, что вы летаете на крыльях, бежите в кино, бутылка пива, девочки — всё это мы прошли. Но если вы молоды, пройдет какое-то время, и вы станете таким же, как я. Мы меняемся, но город всегда молодой. Он не стареет. Каждый год, прожитый городом, — это его золотые страницы. И если мы будем их вырывать, то просто опустошим историю.

Люди, которые жили до нас, создавали летопись города. Так почему минчане не боятся, что могут ее потерять? Сегодня у нас диктуют московские архитекторы, но мы не можем стать пригородом Москвы. Пожалуйста, стройте. Но не подчиняйте наш Минск своей структуре застройки.

Пушкин и Лужков

После того как в 1980-е мы реконструировали Троицкое предместье, должны были продолжить работу на берегу Свислочи. Там, где сейчас находится гостиница «Беларусь», раньше была бисквитная фабрика, историческая застройка. Наш проект занял первое место на всесоюзном конкурсе. И мы стали его делать. А потом ситуация изменилась — было уже не до проекта, не было денег.

Архитектор Левин

Появился Лужков с кепочкой и своими прислужниками. С городом они расправлялись, как многие москвичи сегодня. Выбрали ту же площадку, где мы возрождали старую страницу Минска. И что получилось? Всё снесли, поставили памятник Пушкину. Я не против Пушкина, но я стал к нему иначе относиться. Если бы он узнал, что происходит на спадчине нашего Минска, он бы, ей-богу, спрыгнул с постамента и ушел.

Инвесторы и гости

Раньше у нас были регулярные градостроительные советы. Люди рисовали проекты, выставляли, волновались. А если на советах прошлых лет человек выставлял свою работу и на него орали: «уходи!», «переделай!» — ну, что он мог сделать? Это то же самое, если кто-то начнет теребить ваш журнал и требовать: «делай номера, посвященные Алле Пугачевой или Киркорову». Будете давать Пугачеву во всех видах: молодых, пожилых, старых. Но не этим живо искусство. А город — это искусство.

Город должен развиваться, но все должно делаться с умом. Если вы хотите «сити» — стройте его за чертой города. Лучше пожертвовать каким-то количеством пахотных земель, чем построенными сооружениями. Я понимаю, что пахотная земля дорогая. Но еще дороже спроектировать и построить здание. Особенно, если оно несет образ старого города. Мы не можем стричь ножницами летопись.

Ведь если вы впустите в дом человека, а он перекрасит стены, переставит часы, уберет зеркало — вы же задумаетесь, того ли вы впустили. Так и в городе. Мы должны давать возможность инвесторам трудиться, но и не забывать диктовать свои условия.

Ребята с битепсами

Когда у нас что-то сносят, это делается под флагом «устарело». Но наш главный проспект тоже устарел — он был построен сразу после войны. И если мы сегодня все снесем и построим «сити» — конечно, это будут высотки, бетон, стекло, но только душу они не греют.

Сегодня мы сносим музей Великой Отечественной войны. Получим другое здание — хорошее. Но ведь это история. Здание было построено сразу после войны известным архитектором Загорским. Как мы можем убрать историю, как какой-то мусор с улицы?

В парке Горького снесли электростанцию. На ее месте москвичи поставят высотку. Я был на обсуждении этого проекта. Ну что? Сидят довольные ребята — молодые, красивые, с бицепсами. Я их спрашиваю: «Любите семью? — Любим — Жену любите? — Любим — Детей любите? — Любим». Они не понимают моих вопросов. «А почему вы Минск не любите?» Любить нужно город, который делаете. Кто вам дал право «расстреливать» Минск? Расстреливать высоткой прекрасную панораму площади Победы, обелиска, парка Горького.

Город из стекла

В годы войны было уничтожено почти 80% Минска. Но я не могу сказать, что город восстанавливался, как братская могила. Наоборот. Минск — это, скорее, город-феникс, который возродился.

Самым большим архитектурным достижением Минска после войны, на мой взгляд, стал водно-зеленый диаметр, который идет вдоль Свислочи. Череда парков — парк Горького, парк Победы; Комсомольское озеро. Минчане создавали эту зону для себя. И мы держались за нее очень долгие годы. Водно-зеленый диаметр был запретной зоной.

Сегодня мы видим, что застраивается метр за метром этого диаметра. Скоро останется одна река Свислочь, которая пройдет через все застройки. Что сейчас делается в районе Минск-Арены? Там строят супермаркет, жилые дома, гостиницы, высотки. Но хочется сказать: «Ребята, остановитесь. Откройте глаза. Спросите у минчан, хотят они этого или нет».

Миллер и османская архитектура

Сейчас пошел слух о сносе автовокзала «Московский». Там Миллер хочет поставить еще одну высотку. Покажут, что «Газпром» — самая богатая фирма не только в России, но и в регионе. Но здание автовокзала получило государственную премию. Так что мы, сами себя не уважаем? Пять лет назад дали государственную премию, а сегодня сносим только потому, что кому-то захотелось на этом месте поставить другое здание?

Левин

Или как можно снести выставочный павильон БелЭкспо возле Купаловского сквера и возвести там османскую архитектуру, чуждую Минску? Если павильон был сделан как стеклянная перегородка между Оперным театром и Верхним городом, зачем воздвигать чуждые нам здания?

Монстр и бульдозер

Сегодня Минск приближается к европейскому уровню столиц. Но если мы стремимся поскорее встать в один строй с Веной, Прагой и Будапештом, необходимо задуматься. Они все-таки либо сохранили старину, либо восстановили ее в полном объеме. Не потому, что они богатые. Просто они понимают, что до подрастающего поколения нужно донести, каким был город, и кто его строил.

А что нам делать с такими высотными зданиями, которые выросли возле Троицкого предместья? Это же ужасно! Высотка перекрыла вид на Оперный театр, задавила Троицкое предместье, уничтожила речку. Вырос монстр, который задушил все вокруг. Может, кто-нибудь там пройдет с ребеночком и скажет: «Ух ты, как здорово!» Но это не профессионалы. Город так не скажет.

Я человек решительный. И сегодня не постеснялся бы завести бульдозер и снести это здание в назидание всем. Чтобы все видели — город себя отстаивает. Картину можно перевесить с одной стенки на другую. Но здание так не перенесешь.

Архитектор и разрушитель

Мне кажется, сегодня в людях происходит брожение. Сейчас уже не удивишь минчан, что у них во дворе собираются построить высотку. Они будут иметь свое мнение и его высказывать. И главное, чтобы их голос услышали. А профессионалы относились к своей работе компетентно.

Когда хирург делает операцию, ему же никто не мешает. Никто не вбегает в операционную и не говорит — режь вот так, а не иначе. В нашем случае, я думаю, что сами архитекторы сдали свои позиции. Проиграли бизнесу. Но они не должны сдаваться.

Архитектура не имеет права проигрывать. Если у нас один архитектор сносит другого, он войдет в историю не как творческий человек, а как разрушитель.

Будущее Минска

Конечно, мы патриоты своего города и считаем его самым-самым. Но нам нужно быть немножко скромней. Да, мы красивые, добрые, чистые, открытые. Но важно быть и достойными.

Минск изменился. Много сделано и построено. Я не могу всё косить и хаять. Есть вещи удачные, которые учитывают прошлую застройку — высоту и ширину. Есть такие здания, которые уважительно относятся к соседним. Не давят, не разрушают.

Я вижу будущее Минска минским. Я идеалист, но отталкиваюсь от реальности. Пусть сегодня кто-то будет воспринимать эту критику чуть ли не как замах на что-то большое.
Но нужно понимать, что мы защищаем город, который уже родился и существует.

«Большая справка»

Леонид Левин родился 25 июля 1936 года в Минске. Заслуженный архитектор Республики Беларусь. Лауреат Ленинской премии и премии Ленинского Комсомола, лауреат Государственной премии РБ. Один из авторов мемориального комплекса «Хатынь». В список основных работ входят: Мемориальный комплекс «Яма» (территория бывшего Минского гетто), Мемориальный комплекс узникам гетто в Слуцке, Шуневка (мемориальный комплекс «Проклятие фашизму»), памятники Янке Купале (Минск), Якубу Коласу, князю Давиду в Давид-Городке и др. Автор станций минского метро «Площадь Ленина» и «Немига».
+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/