Тесная связь: Как минчане связывают друг друга и зачем им это нужно
9 сентября 2013 Город

Тесная связь: Как минчане связывают друг друга и зачем им это нужно

+

Вечер четверга. Мы едем по окраине Минска. Плотно набитый автобус везет минчан с работы. По указанному адресу, который мы получили по телефону, нас ждет компания любителей шибари. Что это такое? Судя по картинкам в Google, это разновидность бондажа, что-то смутно напоминающее BDSM. Мы едем, чтобы узнать, как минчане связывают друг друга и зачем им это нужно.

— Надеюсь, нам не туда? — фотограф указывает на пятиэтажки за окном, которые тонут в зарослях. — А то там реально стремно…

К радости фотографа, мы выходим в районе однотипных девятиэтажек, которые недавно выросли в одном из спальных районов Минска. Идем по дворику и смотрим вверх, пытаясь угадать, за каким из окон проходят «обряды» обвязывания.

— Как думаешь, какое окно? — спрашивает фотограф.

— Думаю, с завешенными шторами.

Останавливаемся у нужного подъезда. Набираем номер квартиры по домофону.

— Здравствуйте. Пятый этаж, — отвечает мужской голос.

Лифт поднимается вверх.

Шибари и BDSM

Квартиру открывает мужчина плотной комплекции с бородой. «Михаил, — представляется он. — Проходите на кухню». На небольшой кухне стоит стол, газовая плита и зеленый холодильник. На креслах-грушах сидят две женщины. Одной из них можно дать лет 35. Темные волосы, открытая улыбка, звонкий смех. Вторая выглядит на 25-26. Пышная фигура, очки. Глядя на них, не рождаются ассоциации со связанными японками из шибари-фото в Google. И вообще никаких ассоциаций с «латексными» образами из масскульта. Ничего экстраординарного. Ни кожи, ни плеток, ни капрона.

Шибари Минск

Шибари МинскОбратить внимание на внешность людей, которые каждый четверг собираются в обычной квартире на окраине Минска, заставляет неоднозначная информация о шибари. Шибари как культурное явление сформировалось относительно недавно — в 1950-х в Японии. С формальной точки зрения, оно подходит под определение бондажа, который, в свою очередь, является частью BDSM-культуры. С другой стороны, сами последователи японского искусства связывания уверяют, что шибари и BDSM — это разные вещи. Впрочем, различный подход к шибари не отвечает на главный вопрос — зачем люди связывают друг друга?

— Шибари — это не BDSM, — говорит Михаил. — Да, формально его можно отнести к бондажу, но в шибари не делается акцента на элементах BDSM. Шибари — это японский эксперимент по созданию новой формы отношений мужчины и женщины. Постепенно одним из направлений этого метода взаимодействия между людьми стало сценическое действо. Сегодня в мире шибари-шоу в моде. Это выступления в клубах, сплав шоу и перформанса. Шибари — это также фотосессии, где основное внимание уделяется фактуре узла, рисунку. Шибари — форма медитации, разновидность секса. И, конечно, это человеческие переживания.

На плите в мисках греется вода для чая. На кухне появляются новые гости: девушка с сережкой в носу и высокий мужчина средних лет, а также душа компании Игорь вместе со спутницей.
— Покажи, где ты тут хочешь сделать студию? — говорит Игорь Михаилу.

Они идут в комнату и исчезают в ней на несколько минут.
— Знаешь, — говорит Игорь после экскурсии. — Это как в детстве: «А давай возьмем и понос петардой взорвем!» Так и ты. А давай возьмем квартиру — и сделаем из нее студию шибари!

Шибари Минск

Переложить ответственность

— Зачем человек хочет быть связанным? — спрашиваю я Михаила.
— Япония — это такая страна, где жизнь человека строго регламентирована, — объясняет он. — Ты должен вести себя по правилам: общаться, работать, принимать решения. Самое страшное — эти правила нарушить. У японцев это называется «потерять лицо». Чтобы как-то отвлечься и снять с себя ответственность, японцы пьют алкоголь. Считается, если человек прилюдно выпил, то он уже не отвечает за свои действия, поэтому может вести себя неприлично. Второй способ освободиться — это шибари. Когда тебя связывают, ты лишаешься подвижности. И вся ответственность ложится на того, кто связывает. Тебе же остается только лежать и расслабляться.

Шибари Минск

По словам Михаила, японская традиция связывания подошла и западному человеку.

— Вечная спешка, стресс, важные решения. Для того чтобы расслабиться, можно сходить в баню или на массаж. А можно заняться шибари. Ведь обвязывание действует, как кокон. Тебя обвязали, словно кто-то взял тебя в свою ладонь и мягко сжал. Ты лежишь в своем коконе и ни о чем не думаешь. Просто расслабляешься.

Шибари Минск

Сам Михаил стал увлекаться шибари еще в 1990-х, как только в Беларуси появился Интернет. Первое время он практиковался с узлами. Затем стал применять свои умения в минской BDSM-тусовке, сформировавшейся в 2003 году.

— Я пришел в эту тусовку исключительно для поиска партнеров для шибари, сам по себе BDSM мне по барабану. Десять лет назад Интернет в Беларуси не был так развит, и выйти в «реал» могли действительно отчаянные люди, — говорит Михаил. — Все они были личностями. Я помню одну из наших BDSM-встреч. Мы собрались в небольшой квартире, человек двадцать, и я стал обвязывать девушку. Вдруг повисла абсолютная тишина.

Такая, что были слышны звуки, доносившиеся с улицы. Все эти люди окружили меня и смотрели, затаив дыхание. Они еще никогда не видели обвязывание вживую.

Бондаж (англ. bondage — «зависимость, неволя») — эротико-эстетическая практика, заключающаяся в лишении одним партнером другого той или иной степени физической подвижности и/или свободы действий с целью получения психосексуального и/или эстетического удовольствия.
Расшифровка аббревиатуры BDSM:
BD (Bondage & Discipline — неволя и дисциплина, воспитание).
DS (Domination & Submission — доминирование и подчинение).
SM (Sadism & Masochism — садизм и мазохизм).
Шибари — японская техника связывания, эстетический бондаж. Получила название от глагола «сибару» (яп. «связывать, привязывать; хватать, арестовывать»).

Зачем человеку Интернет?

После чаепития мы входим в небольшую комнату. Мебели нет, на полу лежат коврики, на стенах — фотографии связанных девушек. Возле окна оборудована конструкция из бревен для подвешивания.

— Только тише, пожалуйста, — говорит Михаил. — Тут акустика такая — все слышно. В прошлый раз соседи снизу звонили по домофону, чтобы мы не шумели.

Гости разбиваются по парам и начинают обвязывать друг друга. Кое-кто разместился стоя, другие — сидя. Руки, заведенные за спину, обвязывают в запястьях, веревка пропускается через предплечье, обтягивает туловище, затем сковывает ноги. Связанного человек кладут набок, и какое-то время он просто лежит в позе эмбриона.

— У меня на сегодняшний вечер намечалась тема для разговора, — обращается Михаил к гостям. — В шибари у нас есть несколько центральных элементов — человек, который связывает, человек, которого связывают, и веревка. И у всех этих элементов есть свои свойства. Скажем, человек, который связывает, — это техника владения веревкой. Человек, которого связывают, — это реагирование. Все это связано друг с другом. Например, человек, которого связывают, находится в непосредственном контакте с веревкой. Как и человек, который связывает.

Тут никак не обойтись без эмоциональной связи между теми, кто связывает и кого связывают

— Очень много отношений, — смеется девушка Алина.

— А вот непосредственный контакт между людьми — это вопрос сложный. И вообще, можно ли в процессе связывания обойтись без какого-либо элемента? Например, убрать человека, который связывает? Можно. Как? Ты берешь веревку и связываешь себя самостоятельно. Возможно ли шибари без веревки? Я имею в виду материальный объект, который ограничивает движение.

— Это уже будет не шибари, — говорит спутница Игоря.

— К чему я это все веду. Если брать шибари как явление, то тут действительно никак не обойтись без эмоциональной связи между теми, кто связывает и кого связывают. Если же убрать эту связь и оставить только технику, то получится нормальная оздоровительная штука — веревочный массаж.

Гости шибари-встречи обсуждают японскую культуру, делятся историями из жизни и разговаривают о сексе. Они говорят, что Минск — это столица европейского порно-бизнеса.

Что все в этом мире происходит из-за секса. «Вот зачем человечеству нужен Интернет? Как ни крути, потому, что люди хотят трахаться!»
— Помню, — говорит Игорь, — как несколько лет назад я стоял в метро и держал журнал с трэшовыми фотографиями бондажа. Ко мне подошли два милиционера: «Молодой человек, что вы тут делаете? — Жду девушку. — А что у вас под мышкой? — Журнал. — А можно посмотреть? — Зачем? — А знаете, что скоро у нас выборы? Может, у вас там что-то антипрезидентское». Я дал журнал. Милиционер листал всю эту жесть с абсолютно спокойным лицом. Пролистал и вернул: «Спасибо, извините».

Шибари Минск
О боли

…Спустя две недели я стою под аркой из бревен. Для того чтобы понять, что такое шибари, нужно проверить его на себе. Михаил обвязывает мое тело, затем цепляет к карабину, медленно поднимает. Я отрываюсь от земли, вишу параллельно полу. Веревки не сдавливают, не режут. Я не получаю морального удовольствия, но испытываю физическое ощущение полета. В метре от меня на полу лежит девушка Алина, привязанная к бамбуковой палке.

Десять минут назад ее тело растягивали между бревенчатыми арками так, что со стороны казалось, будто девушка вот-вот треснет пополам.

Нас освобождают от веревок, и мы перемещаемся в кухню.

— Что ты чувствуешь в момент обвязывания? — спрашиваю я Алину. — Разве тебе не больно?

— Я бы сказала, что у меня нет дискомфорта, и это состояние меня вполне устраивает, — отвечает она. — Если я каждую неделю сюда попадаю, значит, есть какая-то необходимость.

Если я каждую неделю сюда попадаю, значит, есть какая-то необходимость

— А ты сразу почувствовала, что шибари — это твое?

— Мне в каком-то смысле от шибари хорошо. Я могу терпеть боль и получать от этого кайф. У меня было столько боли в жизни, что многие удивлялись, как я дожила до 14 лет. Боли физической и моральной. В семье была такая обстановка, что знакомые думали, что я попаду в психушку. Но когда мне исполнилось 18, я просто ушла. Наверное, во мне сработал защитный механизм, потому что я стала сильной. Я не люблю моральные страдания. Если бы меня связывали и при этом глумились, то было бы неприятно. А к физическим страданиям отношусь нормально. Я в них нуждалась всегда. Когда-то я ходила на айкидо и каждый раз на тренировках испытывала дикую боль, которая фигачила по позвоночнику и ногам. Благодаря этим коликам ты можешь стоять, жить. Через год боль полностью исчезла. И я уже не могла ходить на тренировки. Я просто не понимала — зачем? Мне делали заломы, а я ничего не чувствовала и не проявляла никаких эмоций. В таком состоянии меня могли реально покалечить, потому что мне не было больно. А я, наоборот, этой боли хотела — гните, ломайте меня (смеется).

Шибари Минск

Поздним вечером гости покидают квартиру. Каждый из них сам определяет, что значит для него шибари: эротический акт, перекладывание ответственности или желание подчиняться. Когда я спрашиваю Михаила, можно ли назвать шибари извращением, он удивляется.

— Вообще, там, где звучит слово «извращение», сразу подразумевается, что есть некие люди, знающие, что есть естественность и неизвращенность, — говорит он. — Баня — это извращение или нет?

Катание на сноуборде — это извращение или нет? Как говорила Раневская, есть только два извращения: хоккей на траве и балет на льду.

Фото:
  • Николай Куприч
+