Кинотеатр повторного фильма: «Пианист»
28 мая 2014 Кино

Кинотеатр повторного фильма: «Пианист»

+

Всплакнуть можно не только над девичьими мелодрамами или фильмами про собак. Подтверждение тому — редакция «Большого», которая практически полным составом вытирала скупые слезы над фильмом «Пианист».

Тема войны всегда была одной из основных в искусстве. И, если уместно так говорить, Вторая мировая война — «императрица» среди всех войн в истории человечества. У других и размах не тот, и градус трагичности поменьше — словом, снимать кино про это тоже можно, но отклика в людях оно найдет, скорее всего, меньше. Однако с фильмами про войну нам хронически не везет: жива еще память об ура-патриотических лентах советского кинопроизводства, когда бравые солдаты/партизаны/шпионы/честный пролетариат спасают мир от чумы фашизма, а сами в белом и красивые. С другой стороны, находятся попытки «огламурить» войну, сделать ее глянцевой. Кровь здесь ярко-вишневая, мертвецы — пластиковые, а Гитлер и Сталин выглядят как нелепые марионетки. Все «Воровки книг» и «Сталинграды», в которых евреи будто прямо из салона красоты бегут прятаться в подвалы и русские красавцы красноармейцы думают о высоких чувствах с юными девицами…И как никогда кстати приходится фильм культового Романа Полански «Пианист», вышедший 12 лет тому.

tMdT6evjfqRSS99IKKLvVBPxpwM

Вполне возможно, что от обращения к клише режиссера уберег собственный печальный опыт: его родители в войну погибли в концлагере, а сам (тогда еще) мальчик скрылся в деревне под Краковом. Помог картине и первоисточник: фильм снят по автобиографии Владислава Шпильмана — одного из самых известных польских пианистов середины прошлого века. Или, что тоже не исключено, дело в эстетическом вкусе Полански: ну не может он солгать, не может играть только черными и белыми фигурками. Автор использует всю палитру. Да, достаточно тусклую и отстраненную, будто безэмоциональную. Но дело в том, что он дает зрителям свободу эмоций: хотите — рыдайте, хотите — скептически поднимайте брови. Да хоть спите, фильм-то снят!

Немцы не заходят в еврейские туалеты, там для них слишком чисто.

В центре сюжета — история того самого Владислава (Эдриан Броуди), еврея и пианиста, самозабвенно играющего даже в момент вторжения немцев в Варшаву. Что происходит дальше, все мы знаем: гетто, запреты на работу, расстрелы и измывательства, высылки в концлагеря. И вот, расставшись с семьей, обреченной на смерть, не имеющий возможности играть на пианино, Владислав стремится только к одной цели — выжить. Нет, он не становится героем, не подрывает фашистские войска и не подкладывает на стул фюреру кнопки. Он просто живет, спасается.

The-Pianist-2002-Wallpapers-18

Казалось бы, в нем нет ни капельки героя. Но давайте присмотримся: сохранять себя, не сломаться в таких тяжелых условиях и еще быть способным любить что-то прекрасное — разве не героизм? Бытовой, жизненный. Пожалуй, способность верить, мечтать и творить — главный человеческий подвиг, который можно совершать постоянно. Владислав не может играть на пианино, дабы не привлечь ничье внимание и не выдать себя. И он водит пальцами в воздухе, мечтательно закрывает глаза, а мы слышим Шопена. И будто бы это уже не Шопен, а что-то от души героя, его самое сокровенное.

Интересные факты:
1. Для съемок в ленте Эдриан Броуди похудел на 14 килограмм, но и на этом он не остановился. Чтобы понять своего героя, актер съехал с квартиры, продал машину и не смотрел телевизор.
2. Во время съемок в Кракове Роман Полански встретил человека, который помогал его семье в годы войны.
3. Эпизодические роли в фильме сыграли сын и внук того самого настоящего пианиста Владислава Шпильмана.

Зритель «Пианиста» — сторонний наблюдатель. Такой же наблюдатель и режиссер, и главный герой. Никакой экспрессии, все ровно и плавно, начиная от операторской работы (к слову, удостоенной награды от Европейской киноакадемии) и заканчивая костюмами. Но несет в себе это куда больше, чем бури эмоций и пафосные изречения о справедливости и мире во всем мире. Стилистика фильма настолько же гениальна, насколько проста: каждая деталь на своем месте. Трудно было бы представить любую другую версию ленты.

Из музыкантов не выходят подпольщики.

И вот 150-минутная история подходит к концу. Главного героя спасает немецкий офицер, о котором мы вспоминаем только в титрах: после войны он погиб в советских лагерях. Теперь — новая жизнь, игра на пианино и попытка забыть все. Но это уже остается за кадром. Видим мы только руины. И слышим польский гимн.

«Пианиста» в наш прокат пустили почти спустя год после премьеры, приурочили ко Дню Победы. И к тому моменту он успел завоевать целую полку «Сезаров», «Золотую пальмовую ветвь» и три «Оскара»: за сценарий, за режиссуру и за главную мужскую роль. Но вся эта золоченая бутафория мало чего стоит. Главное — сам фильм.

Трейлер «Пианист»:

+