Месяц, который короче, чем жизнь. Колонка Саши Филипенко
13 февраля 2014 Колонки

Месяц, который короче, чем жизнь. Колонка Саши Филипенко

+

Телеведущий, писатель и сценарист Саша Филипенко написал честную и грустную колонку о том, что надо радовать близких людей, будь то лето, весна или самый короткий месяц года.

filipenkoНаступил самый короткий месяц. Настолько короткий, что вы можете не успеть дочитать эту колонку до конца. В феврале мы меньше говорим по телефону, соответственно, меньше за него платим, меньше пишем статусы и меньше ходим на вечеринки — соответственно, меньше пьем и меньше платим за выпивку.

Февраль вообще очень хороший месяц. Холодный, но хороший, потому что мы успеваем сделать меньше глупостей… но и добрых дел, правда, тоже успеваем сделать гораздо меньше… на пару дней меньше.

Когда я учился в университете, моим научным руководителем была Ольга Викторовна Давтян. Член Союза писателей, прекрасный переводчик, который подарил нам точные переводы Гари, Верлена, Арто, редактор, интеллектуал, но самое главное — Ольга Викторовна Давтян была очень крутой теткой. Я никогда не мог понять, сколько же ей лет. Мы дружили. Я звал ее в гости, она звала меня в магистратуру. Она соглашалась. Соглашался я. Мы много смеялись на лекциях, а это было лучшим стимулом никогда не подводить ее и правильно составлять библиографию в курсовых. На тьюторатах по сценарному мастерству мы обсуждали фантастические фильмы и красоток, которые зачем-то записались к нам. Мы говорили «к нам», потому что всегда учились друг у друга. Она говорила мне, что я зазнался, а я рассказывал ей, что студенты факультета международных отношений зовут ее ОВД — Организация Варшавского Договора. Она указывала на слабые места в диссертации, и я — я просто соглашался, потому что так оно, конечно, и было. Она была веселым, добрым и светлым человеком.

Filipenko_43-3

В конце ноября мы встретились на презентации моей книги в университете. Я пригласил ее в гости, она сказала, что слетает в Лондон и после возвращения обязательно зайдет. В Лондон Ольга Викторовна слетала, прочитала лекцию о «Смерти в советском кинематографе», а ко мне так и не зашла — умерла. Утром мыла посуду… тромб… и Ольги Викторовны Давтян не стало. Лишь на похоронах я узнал, что моей подружке было шестьдесят пять. Я бы никогда не подумал. Я всегда полагал, что ей сорок восемь, ну максимум пятьдесят. Несколько дней я перечитывал нашу длинную, длиной в восемь лет переписку: обсуждение диссертации, романа (я всегда отсылал ей отрывки), какие-то шутки, исторические анекдоты, рекомендации. Перечитав все письма, я понял, что за восемь февралей не сказал ей одной, но очень важной фразы: «Ольга Викторовна, вы мегакрутая тетка!»…

И в этом феврале я уже тоже не успею этого сделать, и вовсе не потому, что он такой короткий… Но есть много других людей, которым я это скажу, скажу просто так, без повода, не присовокупляя к поздравлениям на день рождения, скажу потому, что, как показывает практика, наша жизнь гораздо короче февраля.

 

+