Садись, «два»! Колонка Евгении Добровой
15 сентября 2011 Колонки

Садись, «два»! Колонка Евгении Добровой

+

Одна моя ученица написала рассказ про доктора, который превратился в докторскую колбасу. Герой, мальчишка, только хотел откусить от бутерброда — а она как заговорит!
— Не ешь меня, я любое твое желание выполню! Как Золотая Рыбка!

dobrova_logoМальчик был современный мальчик, сразу сообразил, что к чему:

— А если два?

Колбаса:

— Хорошо, только тогда по моему профилю — медицинскому.

Мальчик, не будь дураком, заказывает:

— Чтобы я все время болел и не ходил в школу!

И, вы знаете, я понимаю этого мальчика. К сожалению, школа может быть адом, и создают его взрослые люди. Хотя построить рай — пара пустяков.

«Как это круто — учиться, — говорят мне ученики: последнее занятие, можно расслабиться. — Классный курс. И ты классная».

Ха-ха, я просто слишком хорошо помню, каково это — превращение учебного процесса в бои без правил. Мои школьные мучительницы сгорят в аду, теперь я поняла это точно.

Мой самый любимый случай — про ручку. В начальной школе у нас была классная — Селедка. Химия «мелкий бес», очки в пуленепробиваемой оправе, криво подведенная бровь — все как надо. Однажды Селедка поставила мне «кол» за то, что неправильно держу ручку. Потом еще один. «Ручка должна смотреть в плечо!» — этот приговор повис надо мной, как дамоклов меч: с младенчества держу канцпринадлежности с наклоном в  другую сторону — от себя. Так, кстати, вся Америка пишет. Но Селедка в Америке не была. «Колы» продолжались. Положение становилось критическим. Поэтому писать, как надо, я все-таки выучилась. Так что у меня два почерка. Это мне еще повезло. Левшам раньше вообще руку к парте привязывали, чтобы они ею не писали.

«Вы тоже классные. Я вас очень люблю», — отвечаю я ученикам, и это правда.

Одного не могу понять: почему же те, наставницы моего детства, выбирали не любовь, а войну? «Я помню их всех по именам», — хотела (из мести, конечно), написать я, но вдруг поняла, что не помню ни одного имени! Только внешность, как у плохих киногероев. У кого-то еще прозвища.

Но зато я помню всех «хороших»!
Ия Борисовна.
Неля Зульфаровна.
Тамара Михайловна.
Валентина Петровна.
Лариса Алексеевна.
Спасибо вам.

Кстати, мучительниц у меня тоже было пятеро. Наверное, это просто соотношение добра и зла во Вселенной. И теперь, когда я сказала своим: «Молодцы!» — какая-нибудь сука тонко опустит мальчика или девочку за невыполненное домашнее задание.

Рука жреца переворачивает часы, и песок течет в обратном направлении.

Так что давайте я уравновешу это с журнальных страниц. Давайте-ка я вообще переколдую. Рявкну на все десять тысяч копий:

— Садитесь, бестолочи! «Два»!!!

+