Без приключений. Куда приводит аджайл
18 мая 2016 Колонки

Без приключений. Куда приводит аджайл

+

Наш друг, музыкант, поэт и просто хороший человек Сережа Кравченко едет по Европе и делится с нами своими тонкими и точными наблюдениями.

Сергей Кравченко

Сергей Кравченко, музыкант, поэт и фотограф

Часть первая: Без приключений
Часть вторая: Будапешт

«Спокойствие создает порядок в мире»
Лао-цзы. Дао-Дэ цзин

Agile [ˈædʒaɪl] — подвижный, живой (англ.)

На самом деле примерный план у путешествия был — простой как пареная редька: добраться из Минска до Будапешта, там пересесть в другой автомобиль, увеличиться командой и проехать 1 800 километров до Росаса (Каталония). Провести три дня на Средиземном море и вернуться назад в Минск — так же, через Будапешт.

Возможными вариантами развития событий могли бы быть попытка пристроить в музей Энди Уорхола в Словакии грустную картину-сироту, найденную в Минске на улице, или попытка изобретательно прорекламировать в дороге какое-нибудь устройство.

Но это про моего деда бабушка говорит, что, мол, «гэты за капейку блаху ў Маскву пагонiць», а из меня предприниматель так себе, поэтому никакого устройства нам не дали. Отчего свобода на ближайшие десять дней стала еще свободнее, и единственное, в чем я был уверен, это в том, что где-нибудь в Альпах я таки воткну usb-флешку в магнитолу, и заиграют сюиты для лютни Баха, заливая в меня облака и вкручивая серпантины.

Правда, сомнения в том, что все пойдет по плану, начались уже на перекрытом посреди Минска проспекте, и мы отказались от контроля. В итоге никакой Бах так ни разу и не заиграл, и ни Альп, ни Каталонии никто из нас не увидел. Аджайл есть аджайл.

Без приключений. Куда приводит аджайл

Немного о заимствованном понятии. Слово «аджайл» свистнуто из IT, где оно означает гибкие методологии разработки продуктов. Грубо говоря, это когда проблемы оперативно решаются по мере возникновения — и не решаются, если не возникают.

Мне это слово нравится, потому что в нем есть что-то от болотных ягод, съев которые перестаешь пытаться влезть в чужой костюм. А само понятие в моей вольной интерпретации означает спонтанность и деликатное присутствие в моменте, потому что счастье — само кузнец своего человека, и мешать ему не стоит.

Как человек более структурный и проницательный, мой друг и попутчик предположил, что то, что я называю «аджайлом», в философии даосизма называется «у-вэй». И действительно — несопротивление, не вялость, но упругость, созерцательная пассивность — все это очень помогает в длительном путешествии и делает неизвестность не пугающей, но полезной, а жизнь — счастливой. Попробуйте.

Без приключений. Куда приводит аджайл

И вот мы прибыли в Будапешт, и наш незатейливый план с Испанией как конечной точкой быстренько рухнул под давлением обстоятельств, карликовое Монако обиженно пискнуло, и в Альпах перестал звучать Бах. Мы не растерялись, а перестроили маршрут в соответствии с новыми условиями и обстоятельствами и поехали к ближайшему морю кратчайшим путем. Естественнее поступить не придумаешь.

Ближайшим морем оказалось Адриатическое, а страна, где к нему можно выскочить, миновав Динарское нагорье, — Хорватия, о которой я имел смутное представление, а читать ничего не стал.

Здесь нужно отметить, что это, мягко говоря, не первое путешествие, в которое я выбрался за пределы родной страны, а Хорватия — не первая и даже не десятая страна, которую я имел честь посетить, поэтому нежелание предварительно «погружаться в контекст» и почитать «интересные факты» было совершенно осознанным. Это такой особый туристический метод, в котором путешествующий — как слепой котенок, и ему позволено любую рухлядь принять за достопримечательность, а любой паркомат — за предмет искусства. Это ли не счастье — открыться миру и получить по заслугам. За чувства и за их отсутствие, за знания и за темноту невежества.

Дорога к морю пролегала через восточное побережье озера Балатон — тихого с водой молочно-голубого цвета. На его ровном берегу в полуденной жаре лениво валялись рыбаки, жарился хек, нежно обнимались, отставив велосипеды, молодые пары и пенсионеры. Приближая пенсию, я и сам растворился в неге и даже выкурил сигарету, лежа на шезлонге и глядя на озеро сквозь выползшую на газон бетономешалку и шум ее праведной работы. Это так приятно — потерять лекала и формочки и не раздражаться от многогранности проявлений жизни. Мысленно я достроил обнимающихся рыбаков и пляшущего на водной глади хека и чуть не погрузился в бетон дневного сна.

Без приключений. Куда приводит аджайл

Тем не менее задерживаться надолго на Балатоне мы не собирались и, поставив в паспорта штампики на погранпереходе, ворвались в Хорватию с ласковыми названиями тоннелей и мостов и плавными очертаниями покрытых зеленью Динарских гор. На самом закате, петляя по серпантину к морю, мы веселились, пытаясь щелкнуть огромное солнце, которое с каждым поворотом пряталось и появлялось снова — с каждым витком все более погруженное в море.

Без приключений. Куда приводит аджайл

Риека, портовый город, расположенный у подножия Динар, чем-то напомнил украинскую Ялту. Наверное, застрявшие на склонах гор панельные многоэтажки усилили это первое впечатление. Но нарядной набережной в Риеке нет. Город спускается к морю своей исторической частью и заканчивается весьма утилитарным портом, который закрывает вид на открытое море. Не знаю, откуда во мне эта детская тяга к открытому морю и чистому горизонту (в Хорватии мне впервые в жизни чистый горизонт показался вовсе не обязательным), но оказалось, что в Риеке не получится как в кино — бросив машину после долгой дороги, с разбегу влететь в прибой. Так что мы припарковались где попало и поселились в первый попавшийся отель «Континенталь» с коридором как в клипе «Karmacoma» Massive Attack и блуждающим по нему вайфаем.

Без приключений. Куда приводит аджайл

К тому времени стало понятно, что аджайл — методология не для всех и отсутствие планов на несколько дней и гарантий в виде забронированных отелей может здорово тревожить. Но мы всячески старались не позволить этим тревогам разрушить команду, поэтому выпили на непримечательной набережной безалкогольного пива и поговорили о страхах.

В Риеке молодежь самого разного толка собирается аккурат на площади возле отеля «Континенталь» на набережной реки Рьечины. Выглядит это весьма запоминающимся: люди тусуются многочисленными группами от двух до десяти человек — садятся в кружок на набережной или на скамейках рядом, курят, галдят и все — ровным счетом все — пьют белое вино из пластиковых стаканов, налитое из пятилитровых пластиковых бутылей. Иногда отлучаются за хот-догом в закусочную на той же площади. И их всех очень много — много людей, много вина, много дыма.

По моему беглому наблюдению — представители почти всех молодежных субкультур толкутся на этой несчастной площади до часов трех ночи, потом, пошатываясь и горлопаня, расходятся. А утром — когда на террасе отеля в безопасности и белых одеждах завтракают постояльцы — набережная уже вычищена и вымыта, и следы и подтеки субкультур удалены, за исключением надписей на столбах и черно-белых diy-постеров, рассказывающих о выступлениях панк-ансамблей. Это очень трогательно и как-то понятно, что ли: локализованное и легализованное сопротивление, которое пьет допоздна вино и поэтому не всегда может проснуться вовремя.

Еще мне запомнилась стая рыб, которая прибилась ночью в угол между пирсом и бетонной набережной: все рыбы были направлены носиками в одном направлении, будто бы у них сбился компас. А мужчина и женщина — судя по сгорбленным фигурам и неуверенным движениям, явно не отказывающие себе в регулярном употреблении алкоголя — пытались их выловить, азартно забрасывая какую-то леску. Хороший город, мне понравился, как и все города, к которым не выставляешь требований.

Ночью я выбрался на прогулку пофотографировать гуляк, но к тому времени уличная публика уже неплохо разгорячилась, а в закоулках стало совсем темно, так что я забеспокоился за бумажник и две камеры, висящие на шее. Если бы все это у меня отжали, это был бы аджайл с большой буквы.

На стене виадука видел огромный цветной баннер, призывающий защитить шиншилл, а также много разнообразных мелких ч/б плакатиков против фашизма, за национализм, против бедности, за равенство.

Проснувшись, выбрали направление на юго-восток, по небольшой трассе вдоль побережья — эта дорога обещала показывать много-много моря. На чуть-чуть заехали на остров Крк — самый крупный остров Хорватии, к которому ведет прекраснейший Кркский мост, а затем начали крутиться по прибрежной трассе, объезжая живописные бухты и маленькие городки.

Без приключений. Куда приводит аджайл

Так долго ехать вдоль моря мне, наверное, еще никогда не приходилось, поэтому всем, у кого есть потребность до тошноты катиться по серпантинам в кабриолете с развевающимся шарфом, — берите шарф, кабриолет и мчите на трассу E65 от Риеки до Рованжска. Эта дорога и пейзажи, которые она дарит, разматываясь мимо плавных в дымке островов, могут успокоить вас, даже если вы уже спокойны, умиротворить, даже если вы медитируете уже сорок восемь дней кряду, а тем более эта дорога подходит тем, кто суетится и злится, а хотел бы не. Всего-то нужно не сопротивляться моменту, отказаться от желаний и расчетов. Выйти из состояния, в котором ты безостановочно ставишь себе и миру условия и приговариваешь: «Если это условие выполнится, то тогда уж точно буду счастлив». С таким подходом счастье — всегда завтра, но завтра появляются лишь новые условия.

Без приключений. Куда приводит аджайл

С этими незамысловатыми мыслями внутри мне ничего не стоило спокойно принять вульгарные крабовые палочки в пицце с морепродуктами — в придорожном кафе в десяти метрах от богатого южного моря. Подумаешь.

Без приключений. Куда приводит аджайл
Без приключений. Куда приводит аджайл

В общем, добро пожаловать на Адриатику — место, создавая которое Бог просыпал в пейзаж успокоительные.

Без приключений. Куда приводит аджайл

Часть четвертая: Смотри сам
Часть пятая: Горы, голем, Уорхол

+