В Большом давали «Белые розы». Колонка Александра Демидовича
27 сентября 2016 Колонки

В Большом давали
«Белые розы».
Колонка Александра Демидовича

+

Александр Демидович имеет что-то против Юры Шатунова. И снова седая ночь, и только ей доверяю я.

Александр Демидович

 

Минск в июле как никогда прекрасен. Город нежится, в воздухе витает предчувствие грядущего отпуска, а температурные рекорды заставляют минчан уехать прочь к водоемам. И ты остаешься один на один с собой. Как будто после затянувшейся вечеринки гости наконец расходятся, и можно спокойно поговорить с другом, которого не видел целую вечность. В кармане у меня билет на выступление Михаила Барышникова в Риге, а в сердце — сладкое предвкушение грандиозного спектакля. И вот, представьте, в таком блаженном состоянии брожу по любимому парку около Большого театра оперы и балета. Подхожу ближе к храму искусства… А со второго этажа тамошнего кафе хрипящие динамики, явно выкрученные на полную мощность, изрыгают «Белые розы».

В реальность происходящего веришь не сразу. Разочаровывает, как эту дискотеку 90-х могли допустить живущие театром его сотрудники. Еще больше удручает реакция публики под видео со свадьбы «поклонников» Юры Шатунова, которое было размещено в соцсетях, а после и на Tut.by. Большинство комментариев под постом типа: «А что тут такого? Ну веселятся люди».

Только угарное это веселье, необратимое. Большевики в 1917 году тоже веселились, когда в Зимнем дворце гадили в вазы, протыкали штыками портреты Александра III и Николая II и грабили винные погреба. Когда чуть позже в пьяном угаре отменили институт семьи и брака — было тоже весело. «Каждая комсомолка обязана итти ему навстречу, иначе она мещанка» — гласят плакаты того времени. Или превратить церкви в конюшни либо склады по всей стране — тоже веселая затея.

Я называю это «эффектом Волочковой»: стразов и лейблов побольше, аренда крутых тачек и дворцов на последние — всем же хочется почувствовать себя немного императрицей или императором.

Печально, что после революции прошло почти сто лет, а на горизонте нашего «Титаника» все тот же айсберг. Кому-то покажется — пустяк, раздутый до уровня колонки в «Большом», но уровень океана скрывает огромную глыбу противоречий, которая многое может рассказать о развитии общества. Заурядное большинство наотрез отказывается перенимать традиции и далеко от культуры. Они с бронебойной уверенностью считают, что вправе навязывать новые стандарты поведения. Для этой аудитории заявиться на ужин в ресторан в шортах или заниматься сексом на улице в Сухарево становится нормой. Я называю это «эффектом Волочковой»: стразов и лейблов побольше, аренда крутых тачек и дворцов на последние — всем же хочется почувствовать себя немного императрицей или императором.

Какие законы — такие и бароны. Большинство копирует тех, кто совсем не годится в примеры для подражания. Но как инфантильной интеллигенции объяснить оголтелой толпе, что Юра Шатунов в Большом театре оперы и балета — мягко говоря, совсем не к месту? На эту тему не так давно мне рассказали реальную историю. Возле дворового шлагбаума, перегородив проезд, припарковалась мазда. Знакомый дал понять, что хочет проехать. Никакой реакции. Выходит из машины, приближается к мазде. За рулем девушка. Говорит ей: «Извините, пожалуйста, не могли бы вы как-нибудь так поставить свою машину, чтобы я смог проехать к дому?» Дама в ответ: «А здесь больше негде ставить, а я человека жду. И, между прочим, из вашего же дома…»

Проблема интеллигенции заключается в том, что она увлеклась эпитетами и образами. Говорите проще. Увы, по-другому некоторые не понимают.

Знакомый в изумлении от услышанных доводов: «Вы предлагаете мне ждать его вместе с вами?» Дама изрекла раздраженно: «Как хотите…» — и закрыла окно автомобиля. Знакомый, признаться, опешил, но тут к шлагбауму со стороны двора подъехал джип и посигналил. Девушка никак не отреагировала. Тогда из джипа вышел молодой парень, подошел к мазде и произнес следующую тираду: «Если ты, овца, прямо сейчас не исчезнешь вместе со своей гребаной тачкой, я вас обеих взорву на х**!»

Через секунду девушки и след простыл. Водитель джипа широко улыбнулся знакомому и спокойно проехал через шлагбаум.

Без тени снобизма на память приходит дремучий слоган «Альфа-Банка»: говорим на языке клиента. Так и в данном случае. Проблема интеллигенции заключается в том, что она увлеклась эпитетами и образами. Говорите проще. Увы, по-другому некоторые не понимают.

+