Филипенко, к доске! Колонка Саши Филипенко
12 сентября 2013 Колонки

Филипенко, к доске! Колонка Саши Филипенко

+

Телеведущий, писатель и сценарист Саша Филипенко накануне первого сетября предлагает всем убеленным сединами дядям и тетям вспомнить о прелестях среднего образования. ​

filipenko   Приплыли! Опять сентябрь! Правда, сейчас, когда я пишу эту колонку, у меня еще август, но когда вы будете ее читать, уверен, воздух станет холоднее и чище. А пока, пока у меня здесь ускользает из рук лето, я думаю: как бы было круто вернуться в школу… 

Один мой близкий друг как-то пошутил: «Школа, — сказал он, — дала мне очень многое! А именно: навыки челночного бега и чтения по ролям». Я понимаю, что мне школа не дала и этого, впрочем, кое-что я все-таки приобрел – я приобрел возможность тосковать по ней. Вы только представьте себе: первое сентября, ребята рассказывают друг другу о том, как провели лето. Девочки вытянулись за три месяца, кое-кто с места в карьер пускает в ход декольте. Все смеются, улыбаются, делятся впечатлениями. Что бы я рассказал? Что бы я такого рассказ про это лето? Я бы рассказал, что у меня сын вот-вот заговорит, и что этим летом я впервые в жизни гонял на катере, и что в очередной раз ходил на «Интер» и видел живого… Хотя, черт — некем теперь похвастаться в составе нынешнего «Интера».

школа-3

Так или иначе, я бы рассказал, как мучился, будучи сценаристом «Новой волны» в Юрмале, и как мучился еще больше, когда жена на полтора часа оставила меня с тещей один на один. Я бы рассказал, что видел в Швейцарии желтые молнии, а в Италии, в Болонье, в гостинице был… леопардовый халат. Я бы рассказал, что участвовал в турнире по петанку и прочитал…  Да что уж тут скромничать — и сам написал роман. В общем, мы бы долго обменивались впечатлениями, а потом, потом бы прозвенел звонок и историк загнал бы нас в класс. И мы бы дружно возмущались, что, мол, первое сентября, у нас даже тетрадей нет, а он чего-то от нас хочет. И он бы все равно заставил бы нас что-нибудь делать.

А после историка мы бы пошли к Лидии Ивановне, преподавательнице русского языка, которая в своих экспериментах с цветом волос утерла нос самой Вивьен Вествуд. А после Лидии Ивановны был бы обед. Мы бы ели сосиски с тушеной капустой, всей столовой аплодировали бы какому-нибудь первоклашке, который уронил и разбил тарелку, и портили бы друг другу аппетит, представляя, что у историка, должно быть, на члене очень большие синие вены. И потом я бы вернулся домой и пошел бы во двор играть в квадрат. И мы бы рубились «пока видно линию». И на следующее утро первым уроком было бы сольфеджио, и начался бы новый прекрасный год…

+