Картиновидные сюжеты (непакетированного персонажа)
9 декабря 2010 Колонки

Картиновидные сюжеты (непакетированного персонажа)

+

Янж Янковский (он же Евгений Недвецкий) — известный белорусский дизайнер-перфекционист, который на данный момент отбывает срок по делу о незаконном обороте наркосодержащих средств. Янковский работал со многими известными белорусскими исполнителями, а также с некоторыми всемирно известными брендами одежды. В блоге на сайте «Большого» Янж объясняет, почему в тюрьме он меньше думает о креативе и дизайне, а все больше о жене и сыне, которого не держал на руках.

 

janzhЯ нж Янковский — псевдоним-синоним фразе «Презумпция Закономерности» — формировался во время создания имени для бренда одежды, которую я делал. Тогда я как автономный дизайнер сотрудничал с Energie и Miss Sixty, создавал эскизы обуви и в сакраментальном обряде подумывал о благозвучном имени. Ян — это имя, которое привлекало мое внимание с детства, буква «ж» — первая буква моего имени. Путем сложения этих двух компонентов получилось имя Янж. Фамилия Янковский пришла сама. Вот такая проза моего фатализма. Теперь имя Янж принадлежит моему любимому сыну, который во многом (очень в это верю) вознесет наследственную звезду на самые обжигающие пьедесталы и подиумы.

Я — всеядный. Занимался тюнингом машин, декором помещений, разрабатывал одежду, ювелирные изделия, картиновидные шедевры. Я являюсь дизайнером, модельером, имиджмейкером, стилистом, и это не ремесло, это — чудотворчество. Я — не ремесленник, я — чудотворец.

Моими услугами пользовались представители шоу-биза. Я делал браслеты для российского хореографа Аллы Духовой, костюмы для певицы Анны Шаркуновой. Я зарабатывал свою известность руками и ногами.

По поводу вкуса и стиля белорусского бомонда. Стиль — это атомный реактор чувств красоты. А ментальные формы красоты нашего отечественного анафемизма далеки от веры в стиль. Наша шоу-индустрия никак не бизнес и уж точно не авангард стиля. Высокая мода для Беларуси находится на недосягаемой высоте. Мой бренд достигает жадного ажиотажа лишь в Москве с ее легко возбудимым аппетитом к неповторимым сказкам. Но воспитывать вкусовой рефлекс к стилю — это тоже моя работа, в которой я — нежный и настойчивый вампир.

Самое ценное для меня — мой сын и моя любимая жена. Остальные ценности упразднены и укорочены. Что касается моих профессиональных параметров в эквиваленте ценностей, то я стараюсь жить так, как не умеют жить социально-пакетированые персонажи. Вся моя творческая индустрия — это феерия различных собраний, не зависимых от их «ауристики» и направлений, в которых я работаю. К примеру, работая над брендом своей одежды, я создавал ювелирные коллекции, которые органичной лучезарной эмоцией впитались в очень твердые рынки дальнего зарубежья.

Когда я создаю имидж для звезды, то я как имиджмейкер стараюсь выразить в персоне всю свою войну переживаний в чуткой стилистической огранке. «Обжигаю анатомическую физиологию человека» красотой немерского ритуала, колдуном которого являюсь. Я, по убеждению эталонного эксперта Эвелины Хромченко, являюсь наиярчайшим имиджмейкером Земли. Самое ценное для меня (после моей семьи) — это мой стиль, моя мода, мой вклад в красивую жизнь. В этой жизни живут Алла Духова, Авраам Руссо, Игорь Верник, Тимати, Ирма, Гоша Куценко и многие другие.

Дизайнерами рождаются. Этому невозможно научиться.

Свобода — это моя любимая женщина, в которой сосредоточена вся моя религия. Мой шедевр — это ее дыхание, которое наполняет мои паруса. Она — моя легенда. Мой сын — моя история. Они — моя СВОБОДА.

Главный вывод, который я сделал в тюрьме: семья — это самое главное.

Какая жизнь в тюрьме? Где я, а где жизнь? Моему сыну семь месяцев, а я его даже на руках не держал.

Очень хочется в ближайшее время открыть какой-нибудь вопящий шоу-рум в Москве или Нью-Йорке. Или взять под руководство Дом Моды. Еще живет отдушина-мечта создать журнал о моде, о вере в красоту, возобновить работу студии имиджа. А самый любимый план на самое любимое будущее — это воспитание моего волшебного сына Недвецкого Янжа Евгеньевича. Это мой самый любимый проект. Остальные ларцы пока открывать не стану. В общем, у меня гиперболическое множество разноядровых планов.

Текст:
+