Код прысутнасці. Колонка Дмитрия Новицкого
9 декабря 2010 Колонки

Код прысутнасці. Колонка Дмитрия Новицкого

+

000151344 — номер годовой литовской визы. Моего «кода прысутнасці». Уверенности в том, что я ёсць. Або мяне няма? Чтобы убедиться в этом, нужно в небо из индейской резервации улететь.

Дмитрий Новицкий

 
Исчезнут в тумане облаков сосуды рек и шахматная доска полей: прощай, Радзіма, здравствуй, Прага. Язык другой, но на английский можно не переходить. Где русский няёмкасць адчувае, белорус с поляком, чехом, как родной. Прабачце, калі ласка. Кто сказал, что нас няма? Нас много: спросите у словака, который в баре амаль гаворкай паляшуцкай да kilishka запрашае. Мы — ёсць. Пад «Добру шклянку» са славакам, чэхам ды палякам, Еўропа — гэта мы. Наш имидж: адекватный русский для EU, русскоязычный европеец для домена RU. Но пока, из-за изоляции, мяне няма. Главная беда страны: не диктатура колхозного пролетариата, а отсутствие контактов.

З-за гэтага мяне няма. Я, белорус, не могу на советско-русском лике проступить. Без контактов с внешним миром трудно почувствовать национальность: я, как все. Законсервирован, причесан гребнем «Back in USSR».

Национальный характер тоже виноват. Гимн нации? Работать и работать, над крывавымі разорамі в генах прысягая. Без времени подумать. Таму мяне няма. Мяне няма яшчэ таму, што трэба сціхнуць, спрятаться, уйти в болото — еще одна черта «тутэйшых». Что мир внешний белорусу дал? Войну. Поэтому подсознательно мяне няма, прижаться к стенке, пока цивилизации спорят. Польша от Смоленска. Или Россия до Варшавы. Мы в это время «паміраць сабраўся, а жыта сей». Наш код адсутнасцi, абстрагированность от всех процессов: выживания рецепт. Главное: быть тихим, незаметным. Мы с молоком матери впитали.

Сейчас другое время, пора жить, не выживать. Движений меньше, мыслей больше, так теперь должен жить человек. Не изучая кладку газосиликата, а совершенствуясь в своем. С 9 до 18, как немцы, четко. Время подвигов ради идеи умерло вместе с развалом СССР.

Всем выйти из болота: война закончилась. Война сейчас — удел интеллектуалов. Спросите у китайцев, что собирают мысли белых. И тех, кто на биржах заставляет миллионы голодать. Человек должен бороться мозгом, таков он, 21-й век. Конечно, если нет трубы, к которой присосаться.

Ведь мы не русские совсем. В Москве мы englishman in New York. Свои. Но не свои. Чужие. Ведь что такое русский? Образовательная программа, залитая в головы завоеванным народам. История городов российских всегда начинается со слов: «до … года: город-крепость». А дальше была школа, кириллица, и 21-й век, где русским называет себя друг степей калмык. Русские: выдумка историков, файл с информацией, который инсталлируют в школах. Чтобы это понять, загляните в головы к себе.

Смотрите, даже в сказках, ожидая нефти, Иван лежит на печи. Белорус и в эпосе работник, словно европейский протестант. Поэтому вся нация в напряге: так работать и ничего не получать. Когнитивный диссонанс, внутренняя дисгармония народа. Русские сейчас в своем образе гармоничны. «Пилить» и воровать. Нам — работать.

От «тутэйшасці» пора нам в современность. На исторической платформе «белорус — не только селянін»

Это не наш, это внушенный имперский тренд. Изможденный, худой белорус? Рабы немы, рабы не мы. От «тутэйшасці» пора нам в современность. На исторической платформе «белорус — не только селянін».

Сейчас «мяне няма» еще и потому, что нет истории, культуры. В школе каждый получает информацию о предках. Полоцкое княжество и ВКЛ? Мяне няма там, я из лесу вышел сразу после окончания войны. Пушкин, Гоголь, Ломоносов? Гете, Кант? У каждой нации есть чем гордиться. «Мяне няма», я прошлым чист, как белый лист бумаги. Сялянскасць Коласа, Купалы хаваю, як пад лаваю тапор. Нужна культурная перезагрузка. Ген элиты выжжен, сослан и повешен: осталась нация селян, день занимающих количеством движений мелких. Нужны аристократы, управленцы. Может, снова балтов позовем?

Мы сами все решим. Наш недостаток — наша сила. Нет гордости великороссов, самоуверенности американцев, снобизма англичан. Столетия на приграничной полосе дали эффект: мы всех поймем, только давайте без войны. Открытый белорус, лишенный изоляции, станет первым человеком мира. Как google, впитает всех. Родится новый, мультикультурный человек.

Европа хочет нам помочь? Изоляцией она делает из нас рабов. 000151344. Мой код прысутнасці. І — код адсутнасці народа. Исчезнет код — адразу станем ёсць.

+