Куда и зачем  идут танки? Колонка Анны Трубачевой
18 июня 2015 Колонки

Куда и зачем идут танки? Колонка Анны Трубачевой

+

Вдруг шумной стайкой налетели дети: «Скорее, скорее, бежим к дороге: там танки идут!» И унеслись вперед. Мой старший сын шести лет спросил у меня, можно ли и ему на танки посмотреть. «Ты сам хочешь или потому что все побежали?» — спрашиваю. «Сам. Но ты пойдешь со мной, а то мне немного страшно?» — «Пойду».

Trubacheva

Партер вдоль дороги был забит битком, и нам пришлось расположиться на холме между домов, метрах в двадцати от грохочущих гусениц. Зато сквозь гул и сумасшествие репетиции парада ко Дню Победы мы смогли слышать друг друга, смогли выяснить, что происходит, зачем и куда направляются танки:

— Мама, а почему танки в городе? Началась война, что ли?

— Нет, милый, просто люди готовят парад. Как бы тебе объяснить… Парад — это такое представление, в котором хотят рассказать о прошлом, о войне, которая была здесь 70 лет назад… Хотя нет, не думаю. Парад — это, скорее, рассказ о том, какая мы сильная и непобедимая страна.

— Мама, а почему танки в городе? Началась война, что ли?

— А почему эти люди считают, что «сильная страна» — это когда танки есть?

— Я не знаю. Сегодня есть более сильное оружие, чем танки: ядерное, биохимическое, пропагандистское (то, которое может вызвать гражданскую войну, и тогда убивать людей будут не те, кто пришел из других стран, а те, кто живет в соседнем доме, и это действительно страшно) — не знаю, зачем нужно сегодня показывать танки. Но вот такое у людей представление о силе.

— Мама, а что такое сильная страна?

— По-настоящему сильная страна не та, у которой много танков, а та, где люди хорошо живут и не жалуются. Где хорошие зарплаты и пенсии, где уважают стариков и любят детей, где вкладывают деньги в образование, культуру и то дело, которое у людей страны лучше всего получается. Сильные страны — обычно последние в списке показателей уровня жизни: как долго люди живут, как часто болеют, сколько они зарабатывают…

— А кому тогда нужен парад?

— Не знаю. Понимаешь, в принципе, парад как память о том, что люди наделали серьезных ошибок в прошлом, — это неплохо. Но боюсь, что парад не для того каждый год собирают: наши соседние страны, которые тоже участвовали в войне, что была 70 лет назад, довольно быстро забыли о том, что нападать друг на друга нельзя, и сейчас у них погибают люди, много людей.

 

мир

 

— Мама, это так страшно: я бы не хотел войны. Я бы уехал, если бы она началась. Самое страшное, когда люди убивают друг друга.

И не поймешь, кто плохой и кто хороший, потому что тот, который защищается, тоже убивает, а тот, кто нападает, может, и не хотел убивать, может, он хороший, просто ему правитель сказал, что надо убивать. Если бы я был правителем, я бы запретил строить новые танки: оставил бы несколько старых, тех, которые не работают, поставил бы их в музеи, а остальные переплавил бы в колокола… в кастрюли, ложки и вилки…
— Занятно, а ведь ты вряд ли знаешь, что было время, когда именно колокола переплавляли в оружие.

— Нет, новые танки я бы запретил делать: они же стрелять смогут! Если парад делать, то надо, чтобы по городу на длинных грузовиках везли сломанные танки, но когда они сами едут — это значит, что они боевые, значит, что снова может быть война. А война — это люди убитые, бездомные, голодные и дети без родителей…

— Да, я с тобой согласна. Я не знаю, кому и зачем нужен сего­дня парад. К тому же он стоит очень много денег и прерывает на долгое время нормальный ритм жизни города.

— А почему парад стоит много денег? А как танки разбивают асфальт? Почему эти деньги не отдали тем, кому они нужны? А сколько будет стоить починить дороги?

А как люди начинают войну? А как правителям люди подчиняются и идут на войну? А почему у нас нет телевизора? А война в телевизоре настоящая? А в мире много где идет сейчас война?..

+