Не пользуйтесь презервативами! Колонка Саши Филипенко
8 августа 2013 Колонки

Не пользуйтесь презервативами! Колонка Саши Филипенко

+

Телеведущий, писатель и сценарист Саша Филипенко рассказывает читателям «Большого» о сокровенном - о том, как привыкал к тому, что он отец и том, в какой момент он понял безусловную любовь к сыну. Будущие отцы, не бойтесь, Саша всем советует.​

filipenko«Ну все… жизнь кончена. Никогда уже моя жизнь не будет прежней,» — подумал я, когда счастливая жена протянула мне тест на беременность. На всякий случай я еще немного потряс его, но ничего не произошло — две полоски по-прежнему были на своем священном месте. «Черт,черт, черт, — подумал я, — они никуда не исчезают!» Как градусник в школе, я все тряс и тряс этот идиотский тест, но непересекающиеся параллельные прямые не исчезали. «Быть тебе папой, парень», — сказал Господь, и так оно и случилось.

Если честно, я очень хотел девочку. Моя логика была проста: девочка всегда с мамой, будут дружить, у меня останется куча свободного времени: друзья, тур де франс, футбол, вино… Но не вышло. Через девять месяцев на свет появился Ромка — красный, как свекла, малыш. Когда Ромаша родился, я был в таком шоке, что вернулся домой из роддома в бахилах. Так началось мое отцовство.

Шли первые месяцы: жена с тещей с головой погрузились в заботы, а я все привыкал к тому, что у меня родился сын. На меня свалилась куча обязанностей и обязанности эти меня ни разу не радовали. Мне казалось, что этот маленький засранец вторгся в мою жизнь, все изменил, перевернул, испортил, а я ведь работал над вторым романом (в данном случае — книгой). Ромаша рос, а я никак не мог понять, что на земле появился маленький человечек. Я соврал бы, если бы сказал, что с первого дня был счастлив от рождения сына. Нет. Мы привыкали друг к другу. Я — к тому, что ему плевать на мой сон, он — к самому бестолковому в Восточной Европе отцу. Мы просто были вместе каждый день, и однажды случилось чудо. Только теперь я понимаю, что на то, чтобы опьянеть от любви к собственному сыну, мне понадобилось несколько месяцев. Это случилось в Испании, куда мы уехали перезимовать. Ромаше исполнился год. Каждый день мы ходили «на перекус» в одну и ту же кафетерию. Такая у нас была традиция. Мы просили детский стульчик и кормили Ромку детским йогуртом «Mi primer danone». Каждый день с нами здоровался и веселил Ромашу официант Себастьян.

Но однажды, когда мы пришли в кафетерию, Себастьяна не было. К нам подошел другой официант. Он протянул руку, чтобы пожать маленькую ладошку Ромки, но Ромаша испугался.

Всем тельцем он прижался ко мне и в этот момент случилось все самое невероятное в моей жизни. Я понял, что я — отец.

Я понял, что этот маленький комочек ищет во мне защиту. Ромаша отворачивался от незнакомого официанта и по моему телу водопадами разливались мурашки. Ингово, как в английском языке, я понимал, что ощущаю счастье. Я переживал счастье прямо сейчас, в протяженности. Ромка обнимал меня и я вдруг понимал, что это совершенно точно лучший момент в моей жизни. Я понимал, что никогда со мной не случалось ничего подобного, и я был полным идиотом, когда боялся, что рождение сына изменит мою жизнь. И сейчас, когда я заканчиваю эту колонку, я хочу рассказать вам о том, что рождение Ромаши — это лучшее, что со мной когда-либо случалось, и что дети в целом (даже несмотря на то, что это фатально невыгодно) — самое (мать их) крутое, что бывает на свете! И что я безумно рад, что моя жизнь уже никогда не будет прежней!

+