О маленьких шрамах больших девочек. Колонка Лены Стоговой
9 декабря 2010 Колонки

О маленьких шрамах больших девочек. Колонка Лены Стоговой

+

Интересно, шрамы красят девочек? Признаться честно, я немного стесняюсь даже говорить о них.

stogova_logoНа просьбу рассказать о своих боевых отметинах одноклассница Юлька написала: «Вместе с велосипедом встретили пенёк, вместе с тем же велосипедом встретили мотоцикл, кошку напугали рядом с моей бровью, собаку напугали рядом с моей ногой». Еще одна подруга призналась, что у нее на спине логотип «Nike» от мангала — упала в танце. С другой подругой мальчик в детском саду решил поиграть во фрисби фарфоровой тарелкой. Коллега Маша как-то поймала носом фоторамку, кем-то уложенную на книжку, которую она тянула с полки. Уфф!

У меня тоже нос с горбинкой — на спор подтягивалась на турнике. Где-то на цифре сто выжала по полной и клюнула перекладину так, что хрустнуло в ушах.

На ногах у меня два симметричных рубца чуть ниже колен. Первый — футбол с пацанами, скамейка, удар по мячу. Нога сложилась пополам, но, как показывает практика, все мы слегка ассиметричны, а кривоногие девушки тоже пользуются успехом.

Второй рубец — память о прошлом лете. В общем, ничего страшного, как я люблю повторять в таких случаях. Мы пересаживались с рейса Минск – Стамбул на Стамбул – Анталия за минуты до отправления второго, поэтому табло изучали на бегу. А какой-то шумахер лихо катил навстречу шеренгу массивных тележек для багажа. Я заметила это по звуку «бдыщ», который металлическим гулом пробежался по всему моему неамортизированному жировой прослойкой организму. Сползаю с груды тележек, нахожу себя где-то вовне, очки — под колесами, вьетнамки — там же. И больно, и смешно. Вытерли кровь, заклеили ногу и побежали дальше. Стамбульские раны на ногах через пару дней обновились: во время морской прогулки я ринулась за улетающей кепкой и запуталась ногами в лесенке, которую крепят для купания в открытом море. Вообще, когда эта лестница лежит на палубе, сознательные люди, аккуратные, ее перешагивают. Лежу, охаю, а ноги между ступеньками в разные стороны вывернуты, как у саранчи. Еле распутали меня.

Я очень травматичный человек, да. С рождения, по мелочам — но на каждом шагу.

евнлд

Начиная от осколков фруктовых косточек в мюсли и заканчивая искусственным прудом, который бьет током только меня.

Когда мне было два года, я села на пенечек с гадюкой, после чего кусочек моего полупопия остался в какой-то районной больнице. От души желаю этому городу «Дожинок»! Вышла аккуратная круглая ямка, гиперчувствительная, поэтому не приемлю никаких тактильных манипуляций с правой седалищной частью организма. Как-то указывая пальцем на больное место, я улыбчиво рассказала эту историю тайцу-массажисту. Мол, не трогайте тут, пжалста! Судя по реакции, он понял только предупредительный тон, а также «hole» и «snake». (Как в анекдоте про розу: «Доктор, у меня в попе — роза… Доктор, это вам!») Или не понял, но испугался.

Самые памятные шрамы — «дырки» на запястьях. Бультерьер какого-то психа слетел с поводка, сомкнулся на моей таксе крокодилом, еще и трясти ею принялся. Я так отчаянно и четко впилась ногтями в бультерьерскую морду, розовый нос и губы, что пес мгновенно отпустил Гру и сомкнул челюсти на моих запястьях. Письменные выпускные экзамены мне сдавать не пришлось, поэтому по математике вышла спасительная тройка, а вместо выпускного бала я пошла на сейшн NRM в Парке Горького, и мои бело-красные бинты развевались над толпой.

Все. Больше шрамов на моем теле нет. Хотя до сознательного возраста я очень хотела «аппендицит» и ела семечки с шелухой — кто-то из детей во дворе уверял, что «после 16 не обезболивают».
По-моему, шрам от аппендицита — самый эротичный как на женщинах, так и на мужчинах. А семечки, кстати, не работают. Не событийно!

Иллюстрация:
  • Олег Андреев
+