О Нём. Колонка Лены Стоговой
6 мая 2011 Колонки

О Нём. Колонка Лены Стоговой

+

Мой город — это тот же человек. Любовь до судорог диафрагмы не гарантирует то, что однажды вы сможете уживаться вместе. И ты понимаешь, что любишь и любим, но потеряно что-то важное. Какая-то умозрительная величина, откуда принято отсчитывать совместное будущее.

stogova_iljina-150x150

Над Ним самое разное небо: цвета воды, цвета воды в ведре уборщицы, цвета васильков, цвета глаз брата, летнее закатное — когда как селедка под шубой. И при этом так пронзительно и тонко поскуливают стрижи над головой, что хочется крепче держаться за руки и прижиматься губами к плечу.

В моем городе был стадион «Локомотив». Интересно, что сейчас с ним? Там всегда было движение, и когда мы с папой ходили на футбол и заключали пари, чья же команда выиграет, я всегда тайно болела за папину.

На бетонном заборе в самом центре была стена Цоя, абсолютно магическое место. Когда мы проезжали мимо на троллейбусе (единица!), я всегда просила маму предупредить меня заранее, что скоро будет стена Цоя. Рядом был гастроном, куда меня ставили в очередь за «Докторской» с утра, чтобы к обеду вернуться за мной и за колбасой. Чтобы было легче стоять в этом хаосе, я всегда думала о том, что мы скоро опять поедем мимо стены Цоя.

Чуть позже в «Сказочном замке» на Академии Наук появилась более позитивная очередь — за дивным мороженым из двух шариков. Оно было абсолютно химическим, но захватывал сам факт наличия «киви и маракуйя». на вафельном конусе.

В этом городе я всегда ждала лета, потому что подруга уезжала на три смены в лагерь и я могла гулять с ее собакой. По дворам и даже по проспекту. И не то чтобы я не любила подругу, но значительно позже смогла честно себе признаться: ее собаку я любила больше. А еще признаться, что в планетарий любила ходить, потому что там показывают «Том и Джерри» после лекций.

Shidlovskaja_column_stogova

Вообще, Парк Горького с планетарием, Ботанический сад, проспект Независимости (Скорины, Ленина), Коммунистическая, Верхний город и улица Раковская с ванильным запахом — мои эрогенные Его зоны. А также «художки», где сейчас Ратуша. Когда-то там, у дерева, я держала волосы подруги, которую тошнило после джин-тоника. Хорошее было время. Когда самым неприятным было увидеть подружку бойфрэнда в штроксах бойфрэнда и напиться с горя.

Мы сачковали уроки на Свислочи и купались в сентябре, цепляя головой илистое дно, представляете?

Когда вы читаете эти строки, у меня большие сицилийские каникулы, я рассекаю на моторино, гнусаво распевая bacciami ancora стопиццот раз, наверное. У меня нет ни слуха, ни голоса, я смугла, как головешка, и определенно счастлива в этом маленьком городке на берегу моря, на острове, откуда год назад уехала с итальянским видом на жительства, чтобы начать все с нуля. В Минске.

Начинать проще, чем дальше жить с тем, кого почти не хочешь.

Но я люблю тебя, мой славный. Пожалуйста, когда я вернусь, давай оба как-нибудь сделаем вид, что ничего не произошло.

Иллюстрация:
  • Милка Шидловская
+