Песнь о соколах. Колонка главного редактора
6 августа 2014 Колонки

Песнь о соколах. Колонка главного редактора

+

Рожденные ползать летать не могут, но могут чуточку взлететь. Это я сейчас и наблюдаю, глядя на страну. Нас двести лет учили, что белорус — пан сахі, касы, вялікага няшчасця. Откройте любой сборник белорусской литературы: от европейского произведения «Песня пра зубра», от нации аристократов мы с каждым столетием постепенно опускаемся все ниже, к нации рабов.

Дмитрий НовицкийРожденные ползать летать

не могут, но могут чуточку взлететь. Это я сейчас и наблюдаю, глядя на страну. Нас двести лет учили, что белорус — пан сахі, касы, вялікага няшчасця. Откройте любойcanada goose jackets cheap сборник белорусской литературы: от европейского произведения «Песня пра зубра», от нации аристократов мы с каждым столетием постепенно опускаемся все ниже, к нации рабов.

Всегда есть пан, всегда есть кто-то выше, а белорусу остается молча выживать. Прысягаць над крывавымі разорамі, жалеть о бедной доле, жаловаться — не жить, а выживать.

В этом культурном коде пока ничего не изменилось: он успешно транслируется даже в новостях, где усатые труженики год за годом бьются на полях. Успешно транслируется образ и в наших краеведческих музеях, где обязательно будет «беларуская хатка». В хатке лавка, печь, несколько портянок, вилы — и рассказ о том, как бедно и тяжело жилось белорусскому народу.

Бедно? Я пишу эти строчки из «Экспедиции Land Rover»: в ней молодые, успешные редакторы и владельцы сайтов ездят по стране на дорогих машинах. Машинах, на многие из которых Canada Goose Outlet выстроилась очередь из «бедных» белорусов. Длиннобазный Range Rover был раскуплен на год вперед сразу после появления модели — а вы мне «пан сахі, касы». В Минске дорогих машин больше, чем в Ницце, и почти столько же, сколько и в Монако, — поэтому образ нации меняется буквально на глазах.

Сейчас рождается тот самый «новый белорус». Образованный, успешный, умный. И как бы нам ни старались по инерции привить:

Видишь, стоит, изможден лихорадкою,

Высокорослый больной белорус:

Губы бескровные, веки упавшие,

Язвы на тощих руках,

Вечно в воде по колено стоявшие

Ноги опухли; колтун в волосах;

Ямою грудь, что на заступ старательно

Изо дня в день налегала весь век…

Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно:

Трудно свой хлеб добывал человек!»

— сейчас этот образ пора менять.

Прочитайте стихотворение Некрасова Виталию Шуравко, который буравит улицы Минска на новой Tesla. Или отцам-основателям компании Wargaming, которые скоро купят Кипр целиком. И многим другим, которые заказывают бело-красный Harley-Davidson, — посмотрите на них и расскажите им о «пане сахі і касы». О занядбанасці их жизни.

И очень важно: они не русские и не поляки, они не пришлые и не иные, они — наши. Наши зарождающиеся аристократы.

Сейчас, в десятые годы XXI стагоддзя, нация начала прирастать настоящими аристократами: у которых все в порядке не только с деньгами, но и с головой. Им нельзя завидовать: их нужно пестовать, носить буквально на руках. Рассказывать их детям на ночь сказ о том, что шляхты на наших землях было около 10% — по количеству аристократов мы являлись лидерами в Европе.

Процесс идет, и во многих случаях если отцы — обычные жлобы с золотым батоном на черном шестисотом мерседесе, то дети, как правило, учтивы, образованны, прекрасны. Без «визажист, стилист и путешественник» в распухшей от вечеринок голове.

Пересмотреть школьные программы, подрезать плач и стон, добавить гордости и рок-н-ролла

Сейчас начало ренессанса, возрождения аристократии белорусского народа. Образ нации меняется при нашей с вами жизни. Переходит от «занядбанага» и бедного — к успешному, красивому и умному белорусу.

Теоретическую базу к происходящему тоже несложно подвести: Францыск Скарына и Виктор Кислый — это почти одно лицо, нормальный образ белоруса. По сути, молодые мажоры, которые двигают человечество вперед, ведь у них есть главное качество аристократа. Считаться приличным человеком просто потому, что у тебя есть деньги, — этого мало.

Нужно что-то отдать родной стране, реализоваться, сделать — так, как это было на наших землях во время ВКЛ.

Помочь процессу воспитания белоруса-аристократа достаточно легко. Можно пересмотреть школьные программы, подрезать плач и стон, добавить гордости и рок-н-ролла. Это просто: Анатоля Дзяркача разбавить Вінцуком Адважным, между Купалой и Коласом вплести Сяргея Пясецкага, который был белорусским Джеймсом Бондом. Пясецкага, дарэчы, «Каханак Вялікай Мядзведзіцы» — рекомендую скачать и прачытаць усім. Ян Флеминг отдыхает.

Народные обряды не отменяем, но добавляем к ним балы в замках, благо замков, хоть и пластмассовых, еще осталось.

«Сялянскую хатку» в музеях меняем на «Кут шляхціча» и рассказываем о том, что «салому еш, але гонар трымай».

И так далее: «Каласы пад сярпом тваім» Владимира Короткевича могут стать настольной книгой по воспитанию аристократов.

Вы можете считать меня фантастом, но десятые годы войдут в историю как годы возрождения аристократов.

И белорусов как народа, который снова учится — летать.

+