Про «Как дела?» Колонка Лены Стоговой
9 ноября 2010 Колонки

Про «Как дела?» Колонка Лены Стоговой

+

Некоторые отношения напоминают кассеты VHS. Видеомагнитофон давно отдали, а кассеты с детством, свадьбами и выпускными, конечно же, остались — там же память. Успокаивает наличие этих самых пленок где-то на полке.

stogova_logoВ моей жизни была всего одна дружба, по которой я очень, до слез во сне скучала. Дружба, сошедшая на смс по праздникам. А потом Наташа вдруг стала ждать, пока я приеду из Италии. Месяцами. Мы так здорово переписывались, она присылала фото второй дочки, которую я не видела. Оказалось, Наташе тоже меня не хватало. Все эти три года с момента, как она приревновала меня к своему мужу.

Дурацкая недосказанность. Мужчины, никогда не хвалите подруг своих жен при своих женах, особенно если она умница и мегакрасотка!

И вот я вернулась, но никак не могу до нее доехать. Просто позвонить и приехать. Третий месяц уже — вот засада! Хотя очень люблю и уважаю этого человека и всю ее семью. И хочется верить, что у нее все замечательно и точно так же будет впредь.

Бывшие друзья — это не всегда те, кто рассорился, или один из двух, кто взбрыкнул. Просто двое или даже кто-то однажды заленился, так чаще всего и бывает. Люди уже не дружат, но при этом радуются, встретив друг друга в городе. В этой радости всегда есть что-то усталое. Усталая, смущенная радость. Или псевдорадость. У входа в ресторанный туалет все заинтересованно вслушиваются, как вы верещите, что надо обязательно увидеться. Обмениваясь телефонами, вы, конечно, понимаете, что этого не случится.

Вообще «Как дела? Замуж вышла?» от бывшей одноклассницы (и иже с ней) — это омерзительный жест лично в мой адрес.

Не что-то набившее оскомину, а именно омерзительный жест, как, например, то, что когда-то, в первом классе, на дежурстве мы с ней выцарапали циркулем на стебле большого алоэ «Алена Вика=дружба». Тогда обеим казалось — ерунда какая, прикольно. Может, Вике и сейчас так кажется. Может, и мне когда-то будет казаться, что циркулем по алоэ — это в порядке вещей.

И еще — я не верю в дружбу с бывшими мужчинами. Увольте. Я не жалею ни о ком из этих людей, спасибо каждому в отдельности, но говорить о них и с ними не хочу. И не хочу, чтобы они писали мне «Как дела?» и далее по тексту. «Как дела?» — слишком личное.

Однажды они становятся людьми другого мира: со своими женами в очках и детьми, кредитами, другими, чужими улыбками на Facebook, нарочитой важностью и пивными-второго-триместра -беременности животиками. Они выплачивают кредиты, подпевают радио в машине, ходят в тренажерный зал и налево, и мне жадно хочется, чтобы у них все было хорошо, но как-то безотносительно меня.

Не пиши мне больше, слышишь?

Вчера говорили с отличным товарищем о дружбе, какова вообще ее природа. И почему одни люди всю жизнь рядом, не совместимые с нами, казалось бы, а другие не приживаются. И чем измеряется степень откровения и доверия, которая и является определяющим этой дружеской близости. Все индивидуально — как-то тривиальностью отдает. Слишком многое этим можно оправдать, что ли. Не знаю. И все же, все индивидуально, да.

+