Про лед. Колонка Лены Стоговой
5 ноября 2012 Колонки

Про лед. Колонка Лены Стоговой

+

Специалист по PR и известный блоггер Лена Стогова (помните же на уроках английского The Stogovs, My name is lena Stogova?…) рассказывает о своем опыте размораживания холодильника и приходит к выводу, что иногда электричество нужно все-таки отключать. «Большой» же практически уверен, что холодильнику Стоговой после этой экзекуции грядет кирдык.

romanova
Все началось с того, что дверца морозилки начала поскрипывать и посыпать инеем пол. И я решила разморозить холодильник.
Я как раз болела, и нужны были пассивные занятия, чтоб отвлечься.

И на улице, и в квартире стояла неимоверная жара. С влажностью, как у Маркеса: когда рыбы могли бы вплывать в двери и выплывать в окна, скользя по воздуху комнат. А вот из морозилки веяло Арктикой, морозилкой хотелось дышать. Я достала кусочек сала, пакетик вишен, купленных еще в начале весны, и упаковку морепродуктов. Взяла сало и ушла валяться с книгой. И салом на лбу.
Через два часа морозилка выглядела странно. Внутри появились застывшие полярные волны, большие, красивые и ребристые, как стиральная доска. На краях они выпирали наружу, припорошенные инеем, как если бы морской прибой вместе с барашками замер в шоковой заморозке какого-нибудь мирового катаклизма. Или менее романтично: как белая строительная пена. Тупо строительная пена.

Прежде скрипучая дверца, хрюкнув, намертво застыла в открытом положении. Я попыталась вспомнить, бывало ли такое с моим холодильником прежде, и решила на всякий случай срезать лишний лед, потому что когда-то это ускоряло процесс. Я взяла нож и стала откалывать ледышки в сотейник. Ледышки скользили по краям, набирали скорость, как бобслеисты, отскакивали из сотейника на пол и летели по кафелю в дальние углы комнаты.

Есть такие женщины: они, вроде, неглупые, но какие-то страшно беспомощные в мелочах. Например, я рисую, очень люблю акварели. Но не умею красить ногти. Могу приготовить любое сложносочиненное блюдо, а рядом с морозилкой вдруг почувствовала себя ужасной мизераблей.

К вечеру дверца морозилки стала частью инсталляции «айсберг», а сама морозилка показывала мне мохнатый язык изо льда.

Морепродукты грозились не выдержать жару, их было жаль, и я решилась на теплый салат из морепродуктов с овощами. Позвонил А. и сказал, что заедет перед тренировкой. Привезет лекарства, витамины. И дыню. Я попыталась закрыть холодильник, но было бесполезно. Дверца морозилки торчала наружу, и никакой нож не помогал.

— Горячий-горячий, совсем белый! — сказал А. и поцеловал меня в лоб. Потом полез куда-то в угол и достал вилку из розетки. Холодильник выдохнул.

….Я пыталась уснуть, но внезапно отпустивший жар внутри плюс зной снаружи сделали меня улиткой, свернувшейся в собственном соку. В противоположном углу квартиры-студии в холодильнике сходил ледник: с громом, с треском, булькая и журча. Ороговевшие глыбы шлепались со стен и превращались в воду. Эти звуки были как никогда прекрасны, им вторило все мое нутро. Это, пожалуй, было лучшей ночной мелодией лета две тыщи двенадцатого.

И я подумала: в жизни точно так же. Однажды в тебе все больше и больше льда, он заполняет тебя, блокирует дверцы, и его можно сколько угодно выстругивать ножом наружу. Если генератор морозит. Весь секрет: отключить электричество. Достать невидимую вилку из невидимой розетки. А если ты блондинка и болеешь, важно, чтоб пришел кто-то умный и здоровый и — раз! — просто отключил этот лед. Просто достал вилку.

+