Про Тому. Колонка Лены Стоговой
2 августа 2012 Колонки

Про Тому. Колонка Лены Стоговой

+

В Минске ливень, по Раковской вниз до Немиги — река.
Я жду ее в кафе, и вот она забегает, смеясь, потому что воды — ровно по колено.
«Ха, сапоги! Я умудрилась начерпать воду в резиновые сапоги!»

stogova_iljina-150x150У Томы короткий смешной ежик, только-только отросший после наглухо бритой головы, а смеется она так заливисто, что официанты с улыбкой переглядываются.
И вдруг я понимаю, насколько же я скучала по ее смеху. И я держу ее за руку весь вечер.
Мы пьем пиво и болтаем обо всем сразу, хором, одновременно, перебивая друг друга и прыгая с темы на тему, забывая, с чего начинали, возвращаясь к началу, чтоб опять забыть, к чему вообще была эта история. Мы тягаем друг у друга с тарелок китайскую лапшу с овощами и сочные куриные кусочки в первоклассном соусе. Как когда-то делили последнюю порцию пельменей в кафе под Брагином (или под Веткой?), где, несмотря на ресторанное меню, в реальности ничего не было, кроме десятка этих самых магазинных пельменей и кислющего растворимого кофе.
Бесконечное количество раз во время совместных командировок вдоль и поперек Беларуси мы, уставшие до предела, отвлекали друг друга разговорами в дороге или перед сном, какой-нибудь такой же смешной болтовней между нами девочками. В гостиничных номерах, где дребезжали незакрывающиеся форточки, мы научились спать, накрываясь матрасами из соседних пустых номеров, потому что дополнительные одеяла от холода не спасали. В общем-то, для полного безумства картины «командировка в регион» нам не хватало разве что собак, пробирающихся через дырки в полу — как в «Заповеднике» Довлатова.
Пять лет назад она уехала в Москву и стала большим начальником. Однажды, когда мы летали в отпуск, ее водитель возил нас в и из Домодедово, помогал с чемоданами и называл ее «Григорьна».
Удивительно, но Т.Г. абсолютно не меняется: ни внешне, ни внутренне, даже имея сотни человек в подчинении. А теперь у нее еще и домик в деревне под Минском, что абсолютно для меня удивительно. Она рассказывает про выходные, про сельский рынок и три ведра собранной смородины, своей собственной, и у нее светятся глаза.
А еще у Томы трое детей. И шестеро внуков: Лиза, Гриша, Степа, Агния, Николя, трехмесячный Марк.
«После душной Москвы как же хотелось дождя, Ленка! И он пошел!»
Есть такие люди… они всегда всему рады, всем довольны и, главное — полны благодарностей Небу. За всё. Даже за воду в смешных резиновых сапогах. Именно такие люди всегда юны, независимо от даты рождения в паспорте. Дата — не что иное, как набор цифр, а у цифр нет ни души, ни настроения, ни эмоций.
+