Товарняк. Колонка Евгении Добровой
1 августа 2012 Колонки

Товарняк. Колонка Евгении Добровой

+

Московская писательница Евгения Доброва вспоминает велосипедную историю, которая (с тем или иным исходом) должна была быть в детстве каждого из нас, и предлагает нам не останавли­ваться.

Кто в детстве не удирал из дома на велике — туда-куда-нельзя? Купаться, например. Он для этого и создан, велик. До карьеров было километров десять: лесом, потом через соседний поселок — и по железной дороге прямо к воде. В карьерах добывали песок, и не было им числа. Целый озерный край; правильной и неправильной формы, с хорошими спусками и с осыпями, они блестели под солнцем, как гигантские блюдца с темной водой.

Из-за глубины она никогда не прогревалась — говорили, там метров двадцать пять, не меньше, — но все купались и в ледяной. Карьеры разделяли насыпные перешейки, узкие и длинные, как дамбы. По макушке этого вала ходили составы с песком — но так редко, что было чудом увидеть мелькнувший хвост или услышать стаккато колес.

Мне не запрещали туда ездить — никому и в голову не могло прийти, что пятиклассница с грамотами за примерное поведение отважится на такое далекое и страшноватое путешествие. Просто-никто-не-знал. Час туда, час обратно. Полчаса там. Совсем незаметно посреди дворового летнего времени. Уехала и уехала. Катается где-то…

Мне нравилось, что у меня есть секрет.

За лето я объехала все карьеры, неизведанным  оставался только один, самый дальний и, судя по отвалам, самый здоровый. Я представляла его как море: огромный, бездонный и ярко-синий.

В последний день лета я решилась. Я ехала по высоким перешейкам, вдоль железнодорожного полотна, и, как с холма, смотрела на темные, ртутные воды. Вдоль путей вела тропка, совсем узкая, для обходчика. Но колесу хватало.

Приловчившись, я бодро катила по ней.

Товарняк догнал меня точно посередине хребта.

Руки прилипли к рулю.

иллюстрация-доброва-Шидловская

Слева мчал поезд, справа прямо из-под колес осыпался гравий. Я ехала по бровке. Казалось, вильни тропинка чуть влево — и поезд чирканет по рулю. Чуть вправо — слетишь с откоса высотой в пятиэтажный дом.

Вагоны мчались, создавая вихрь. Воздушный поток бил под ребро, оттесняя к обрыву. Я весила килограммов сорок, плюс велик десятку. В карьер нас не сдуло. Вцепившись в руль, я продолжала свой путь. Более того — я даже не сбросила скорость.

Поезд просвистел и унесся. Я ослабила хватку и, прижавшись ближе к шпалам, доехала до таинственного карьера.

Он оказался таким же, как все.

На обратном пути я не стала испытывать судьбу и дала крюк в объезд. Вечером как ни в чем не бывало закатила на балкон свой велик. А завтра уже было Первое сентября.

Почему я просто не остановилась, чтобы переждать поезд?

Тогда я не знала, а теперь поняла: когда ты внутри опасности, остановиться страшнее, чем ехать.

Иллюстрация:
  • Надя Ильина и Милка Шидловская
+