Unite to survive. Колонка Дмитрия Новицкого
19 октября 2010 Колонки

Unite to survive. Колонка Дмитрия Новицкого

+

В нас две души, Восток и Запад. Когда-то было 4 языка. Листайте паспорт БНР: иврит, польский, русский, мова Беларусі. В нас микс культур, в мечети Ивьевской спросите. Смотрите планы старых площадей: костел и церковь, мечеть и синагога. Прошлого past perfect. Сейчас мы — толеранты? Нет.

Дмитрий Новицкий
Сейчас гражданская война. Кого и с кем? Сознания и подсознания коллективная шизофрения. Сознание — это постсоветское сейчас. Тот самый белорус, что воспитывался Клио последние 200 лет. Памяркоўны. І — абыякавы да жыцця. Его характер объясним.

Век XIX-й? Интеллигенция, аристократы висельницами виснут. Или пакуют чемоданы, собираясь уезжать. Восстания, война 1812, восстания — потом опять война в XX веке. За 200 лет на генном уровне было воспитано: молчать. Прижмись к забору, когда мимо тебя проходит Сила. Пригнись за плугом, джедайский меч схавай. Авось не тронут, не зацепят: рабы и труженики всем нужны. Так воспиталась нация с главным тезисом: молчать. Скрипеть зубами, разорам крывавым прысягаючы. А тех, кто пытался разбудить ген непокорности в народе, собрали во дворике и расстреляли. Свинцом слово «Куропаты» написав. Что дальше? Вторая Мировая. «Вой, сынок, днем немцы ўсіх калоцяць, ноччу партызаны ходзяць — так і жылі…». Жылі. С посылом главным: выжить. С идеей: голову не поднимать. Поднял — погиб. Поднял — погиб. Под свист косы старушки в черном родился современный белорус. Тихий. Сознанием — советский.

У каждой нации есть ощущение жизни, идея, которую она несет. Любовь к красивой жизни итальянцев, французы — любители поесть. «Немец ест, чтобы работать, француз работает, чтобы есть» — стиль у каждого народа свой. У нас — молчать. Работать. Тогда не тронут. Тогда мы сможем выжить, выжить, а не жить.

Молчать. Работать. Тогда не тронут. Тогда мы сможем выжить

В тигле советской школы, на радио, телевидении, в газет огне алхимиками был создан «homo Belarus советский» — тот, что большинство. Которому абы ўсё ціха. С привычкой ко всему. Войны, революции, падзеі: все там, за хутора забором. Ведь коллективного сознания у белоруса нет: всегда один без всех и все без одного. Его Ойкумена ограничена желанием выжить, границами жилища — и семьей. И не за что винить: так есть, истории так было нужно.

Есть и другой тип белоруса, вариант на экспорт. Подсознание, «беларус свядомы» — генные остатки тех, кто поднимал восстания, национальным героем Америки и Чили становясь. Тот самый базис, на котором выросла советская надстройка. Который эффектом кипящего чайника, интеллектуальным паром — уходит за границу. Прыжок, прыжок, я — лучший? Нет, друг, в деревне лучших нет. В деревне все как все — желательно с одинаковым забором. Поэтому, упершись в потолок, интеллект потоками: в Россию и на Запад. «Экспортный белорус», прикрывшись мовай, флагом, гербом, в большинстве своем страну ведь ненавидит. Ненавидит, любя несуществующую, придуманную им самим.

024

Реальная страна такая, какая есть. Ее не бить, ее любить дано. Пусть плохо, пусть не понимают. Но ненавидеть — зря. Христос ведь тоже поначалу рыбки рисовал. Вашу бы энергию — за мир.

За то, чтоб опыляться. Сознанию и подсознанию, «советскому» и «экспортному», давно пора найти контакт: смешавшись, истину родить. Эй, гены сельских, гены аристократов — вы андрогины. Сливаться вместе вам пора. Чтобы толерантность не ассоциировалось с рабством, а сверхэнергия не разрушала, созидала — нам нужен пятый элемент.

Только в любви, в смешении двух душ родится новый homo belorus. Процесс уже пошел: по улицам, плакатами заметно. Но ускоряйтесь, хочется — быстрее. Бросайте баррикады. Отдайте камни в землю, пойдем друг друга понимать. Ці — разумець?

+