Вранье в малиннике. Колонка Евгении Добровой
31 октября 2011 Колонки

Вранье в малиннике. Колонка Евгении Добровой

+

Вместе с дачной подружкой Юлькой Пикуновой, мы, семилетние, забрались в малинник к соседу дяде Виталию — его огород узкой лентой вклинивался между нашим и пикуновским. Вообще-то малина была у всех — зацепившись за забор, она ползла по участкам, как злостный сорняк. Сначала мы объели кусты около Юлькиного забора, потом — возле моего.

dobrova_logoОставалась соседская территория. Тут надо сказать, что дядя Виталий был пчеловодом, и прямо к его малиннику примыкала пасека — два или три десятка ульев. Пчел мы не боялись, вернее, боялись, когда на яблоню садился рой. Тогда дядя Виталий брал стремянку, дымарь и лез его снимать. Пока он это проделывал, бабушки не выпускали нас из дома и сами тоже не ходили в огород. В остальное время пчелы, с точки зрения старших, опасности не представляли, и мы свободно гуляли на своих участках даже в непосредственной близости к дядь-Виталиевым ульям.

Посреди пасеки неизвестно зачем был выкопан пруд. Когда на огороде пропадал кто-то из внуков, моя бабушка Валя первым делом бежала с граблями к пруду — а потом, обнаружив «утопленника» уплетающим ватрушки у кого-нибудь из соседей, хватала за шкирку и волоком тащила домой.

И вот за прудом и пасекой, на задах огорода, буйствовала Виталиева малина — густые, почти непроходимые заросли. Его внуки сюда не ходили — наверное, из-за пчел и пруда, — и роскошные переспелые ягоды висели нетронутые.

Дядя Виталий был молчуном — и, как нам мнилось, человеком недобрым и суровым. Его мы боялись. Выдрать, он, конечно, не мог, но отвести с позором к бабушке — за милую душу. Однако его малина, огромная, сладкая, была столь убийственным магнитом, что противостоять ему не представлялось никакой возможности.

Мы самозабвенно лопали райские ягоды горстями, когда перед нами возникло привидение — в белом балахоне и огромной шляпе-тарелке на голове, с которой свисала, закрывая лицо, защитная сетка, пчеловод был похож на гостя из загробного царства.

— Что вы тут делаете? — грозно окликнул дядя Виталий.
«Мы больше не будем!» — хотела завопить я, но Юлька опередила. Она была чуть старше — месяца на три — и опытнее меня.
— Играем, — с улыбкой ответила она.
— К себе идите играть, — сказал дядя Виталий.
Просто сказал — и ушел.

Он ничего нам не сделал!

На моих глазах свершилось чудо. Юлька победила его одним словом. И словом этим была ложь.
До этого я никогда не видела, как работает магия вранья. Я никогда не врала специально, ради какого-то результата: фантазии, дворовые залихватские сказки — это было просто для красоты!

Разумеется, я сто раз слышала от взрослых, что врать нехорошо. Но Юлька в два счета продемонстрировала обратное. Вранье — это такой же инструмент для сотворения чуда, как волшебная палочка, сапоги-скороходы, ковер-самолет, заклинание «сезам» или джинн из бутылки. Это блестящий рецепт, который поможет решить едва ли не все жизненные проблемы! Восхитительный способ, которого я доселе не ведала!

Я застыла с открытым ртом, потрясенная. Малина в кулаке измялась и превратилась в кашу. Потом на гольфы капнул сок, я спохватилась, что уделаю всю одежду, и вернулась с небес на землю, обратно в малинник.
Вернувшись, я была уже другой.

+