Инь-ян из пекмеза. Колонка Евгении Добровой
12 июня 2014 Колонки

Инь-ян из пекмеза. Колонка Евгении Добровой

+

Московская писательница Евгения Доброва смотрит на инь-ян из соусов на белоснежной яхте и очень хочет просветлиться.

dobrova_logoРусская яхта «Валери», ходящая под американским флагом, — налоги, а в штате Делавэр, порт Уилмингтон, их нет, — стоит в лимане города Бодрум. После обеда она снимется с якоря и уйдет в Грецию, и пройдет с востока на запад, от Южных Спорад к островам Ионического моря. Сейчас же — турецкое утро, бодрумские часы, и курортный город лежит вокруг, в чаше гор, увенчанный крепостью, вывернутый подковой вокруг марины. Яхта ждет последних пассажиров, которые еще только летят из Москвы с пересадкой в Стамбуле на вечно опаздывающих пегасских авиалиниях, ждет пассажиров и завтракает за большим столом на корме. Голубая скатерть, чашки с узкими донцами — чтобы ставить в буфет со специальными лузами (и всегда все возвращайте туда, где брали, забудете — и разобьется!), горка черных маслин, по-турецки морщинистых, веера сыров, два термоса, с заваркой и чаем, розетки с джемом и соусами, грибной омлет и зеленые лужайки салатов.

— Это наш первый общий завтрак, — говорит капитан гостям. — Попробуйте виноградную сгущенку, кто не пробовал. Пекмез. Вот этот, темный. Его хорошо смешивать с тахиной, — говорит он и показывает на другую розетку, со светлым тягучим соусом. Смотрите — черное и белое. Как инь и ян.

Он берет два соуса и изливает их на тарелку китайским символом.

И добавляет:

— Я бы рисовал этот знак так: то за это.

Dobrova_47Я слушаю слова капитана, и меня озаряет, что он говорит о мировоззрении нашего века, которое неплохо уже изучили  психологи — и добавили к классическим трем типам человеческих отношений («ребенок — взрослый», «взрослый — ребенок» и «взрослый — взрослый») четвертый, новый: «ты мне — я тебе».

— Я хочу просветлиться, — говорю я капитану. — Вчера вы спрашивали, какая у меня сверхидея и не хочу ли я стать Львом Толстым, и я сказала, что нет, не хочу, а вы сказали, что хотите обойти вокруг света, и это она, сверхидея, а я всего лишь хочу просветлиться.

— Женя, вы будете как Андрей Белый — он был светлым, блондином, и все время куда-то летел, к солнцу и золотому руну, он был блондином, а потом его волосы улетели, и он сделался лысым, но он все равно нравился женщинам, потому что у него были очень синие глаза, пронзительно синие, как Средиземное море.

Город Бодрум держал в ладошке подкову лимана с его пальмами, перелесками мачт, белыми телами яхт и катеров. За ним высились бурые холмы, а впереди простиралось бескрайнее море, по которому плыл Язон за руном, а за ним на ракете летел Андрей Белый, и его светлые волосы плескались на солнце, как пламя.

+