Закатать жвачку. Колонка Евгении Добровой
10 января 2012 Колонки

Закатать жвачку. Колонка Евгении Добровой

+

Светке я закатывала в волосы жвачку минимум трижды. Сестра орала, как пожарная сирена, а я убегала. Бабушка доставала из плетеной шкатулки хорошие ножницы и, как могла, исправляла содеянное.

dobrova_logo

— Опять Светку оболванили, — замечал за ужином дед.

— Ничего, обрастет, — успокаивала бабушка.

У Светки текли слезы в тарелку.

Так было и в этот раз: жвачка — ножницы — слезы.

— Ух, я тебе покажу! — рявкнул дед, заступаясь за обиженную.

— Воздаяние… — ответила я.

— Что?! — дед прямо подскочил на стуле.

Про воздаяние он поведал на Пасху, когда мы возвращались из церкви Убиенных Мучеников. Мы долго ждали автобуса, потом он ругался с кондуктором, доказывая, что семи ребенку еще нет, просто дылда, и вот наконец мы сели у окна, и он рассказал. Гнев праведный, он справедлив тогда, когда с тобой поступили нехорошо — обидели, унизили или вообще ни за что убили. Это — кара за очень серьезный проступок. В жизни говорят — месть, но это плохое слово.

Идея про воздаяние была увлекательной. Светка постоянно третировала меня на правах старшей, — а я не хотела отдавать свои бусы из желудей, отмывать парту от ее фломастеров, и водить по десять раз в «кукушках» мне не нравилось. Воздаяние! Вот это мне нравилось. Я даже знала способ. Жвачка. Маленький мягкий комочек резины — ну что он может сделать человеку?

Если успеешь — или хватит ловкости, — можешь прокатить шарик по голове, от уха до уха, от затылка до челки. Красота! Волосы не отодрать, не разлепить — только выстричь! А если они длинные, куда ж теперь с проплешиной на голове. Ее — обкарнают! А вот это уже позорно и неприятно. А я — что я? Противница жива, цела, не покалечена. Ей вообще не больно.

36ты5унь

Идеальное оружие девочки!

— Воздаяние… — повторила я тихо. — А чего она обзы…

Дед влепил мне пощечину.

— Выйди из-за стола, — сказал он.

Вечером в наказание меня обрили под ноль. Машинка больно царапала кожу, и мне казалось, что в лезвия попадет ухо.

Но оно не попало.

До сентября я проходила в панамке. С того лета осталась семейная фотография. Мы со Светкой, практически одного роста, стоим у песочницы. Наши головы лысые, как коленки. Как будто бы это военное время и тиф. А мы — дети разведчиков. Пионеры-герои. Партизанки. Дочери полка.

Но это 1985 год. На обороте есть дата. И ниже, дедовым каллиграфическим почерком, надпись: «Воздаяние».

Иллюстрация:
  • Надя Ильина
+