Женись на моей дочери! Колонка Антона Кашликова
9 апреля 2014 Колонки

Женись на моей дочери! Колонка Антона Кашликова

+

Писатель и журналист Антон Кашликов вспоминает, как упустил шанс навсегда связать свою судьбу с украинским селом Пляшева.

Kashlikov_43.inddСвой вернейший шанс жениться я упустил далеким летом 2009-го. Судьбоносный момент случился — вернее, все-таки не случился — в украинском селе Пляшева, что в Ровенской области. Мы приехали туда в командировку: я — в роли репортера, со мной фотограф и водитель. Наша цель была благородна: осветить на страницах еженедельника, в котором я тогда нес службу, становление зеленого туризма в суровых условиях украинского капитализма.

Накануне в Ровно мы познакомились с симпатичной выпускницей местного университета Натальей, которая рассказала в двух словах, что, несмотря на прекрасное расположение и наличие достопримечательностей, ее родное село Пляшева пока никак не станет по-настоящему важной туристической точкой на карте Украины. Хотя местные жители, в том числе отец девушки, делают для этого все возможное.

Девушка была черноброва, улыбчива и чуть застенчива. Про таких, как она, говорят «кровь с молоком». Наш фотограф посвятил ее фотосету раза в четыре больше времени, чем было действительно нужно. «Ага-ага, отлично, — приговаривал он, командуя своей моделью. — Теперь вот так встаньте, волосы откиньте, голову чуть назад — замечательно!»

На следующее утро, с храпом выспавшись в трехместном номере не слишком роскошной ровенской гостиницы, мы ворвались в село Пляшева. Нас встретил отец девушки по имени Юрий — в образе казака он стоял ногами на спинах двух лошадок, запряженных в повозку. «О…ть», — заметил наш водитель, работавший ранее телохранителем.

Далее мы увидели все то, ради чего стоит приезжать в Пляшева туристам. Поле Берестецкой битвы, монастырь на Казацких Могилах (так он называется), усадьбы и прекрасные пейзажи…

И тут началась главная часть программы. В живописнейшем месте, на холме с видом на речку, хозяин накрыл нам поляну: на деревянном столе появилась огромная миска свежей клубники и крупные, с ладонь, вареники из гречневой муки с соленым домашним творогом. Вареники нежно присыпаны еще горячими шкварочками. На стол также была выставлена бутылка мятного самогона. «Такого вы нигде больше не попробуете», — заявил хозяин и оказался прав.

Водитель не пил, потому что за рулем. Фотограф не пил в силу убеждений. Мы с гостеприимным казаком решительно одолели бутылку под разговоры о местной жизни. Еще никогда интервью с героем материала не проходило у меня настолько душевно.

«Нравится тебе здесь?» — вдруг спросил хозяин. «Еще как», — ответил я. «Так оставайся! Знал бы ты, какая тут рыбалка. А мне зять нужен. Дочка у меня какая, видал?» В этом было что-то исконно-старосветское: обсуждать потенциальный брак, не интересуясь мнением потенциальной невесты. «Дочка у вас — красавица», — ответил я. «Надо брать, оставайся, тут такие места», — дуэтом заговорили фотограф и водитель, с интересом наблюдающие за моими мятно-самогонными метаморфозами. «Дочка есть, а сына нет, понимаешь? — продолжал хозяин. — Ты парень хороший, я сразу вижу. А дочка у меня — слышал бы ты, как она поет!»

И тут я подумал: а почему бы и нет? Дочка-то действительно хороша. Места прекрасные. Жизнь на лоне природы. Физический труд… Зеленый туризм… Писать романы… Еще рюмочку…

Это был как раз тот случай, когда судьба могла резко изменить свой маршрут. Думал: одно слово может оказаться решающим. Сделка «у вас товар, у нас купец» была практически на грани подписания. Но в этот момент в дело вступил самогон, и меня окончательно размазало. Я больше не был способен сказать ни единого слова. При помощи моих надежных коллег погрузился в повозку, запряженную двумя лошадками, и мы покатили по селу. Я улыбался так широко и блаженно, что фотограф и водитель, глядя на меня, то и дело начинали хохотать в голос.

+