Время — деньги

Время — деньги

+

Время - деньги

Жители Бобруйска во время обмена 50- и 100-рублевых купюр. 21 февраля 1991 года.
Время - деньги
1. «Прези…» — начинает ведущая программы «Время» Анна Шатилова, но на полуслове звук исчезает. Некоторое время диктор беззвучно шевелит губами, а потом снимает трубку стоящего на столе телефона и сообщает: не работает микрофон, не включается. Слышно, как мужчина за кадром говорит ей: «Читай». Микрофон включается, и обескураженная ведущая произносит: «Президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев издал указ о прекращении приема к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей». Так 22 января 1991 года в 9 часов вечера советские граждане узнали, что руководство страны решило обменять крупные купюры: не больше, чем по 1 000 рублей на человека, — и дает на это гражданам всего три дня. Если деньги лежали на счету в Сбербанке, снять можно было не более 500 рублей. Официальной причиной такого решения назвали борьбу с фальшивками (разумеется, «забрасываемыми недругами из-за рубежа») и нетрудовыми доходами. Но вне протокола все понимали: стране необходимо избавиться от избыточной денежной массы, накопленной запасливыми гражданами «под матрасами» и на банковских счетах. Ловкий ход придумал премьер-министр Валентин Павлов, которого за необычную прическу прозвали «ежик в тумане».
Время - деньги
2. Указ Горбачева зачитали в вечернем выпуске «Времени», когда большинство банков и магазинов уже были закрыты, и это при том, что у граждан оставалось всего три часа, чтобы расплатиться 50- и 100-рублевыми купюрами! Одни бросились менять деньги у кассиров и таксистов. Другие отправляли крупные денежные переводы в круглосуточных отделениях почты. Третьи покупали билеты на поезда и самолеты — неважно куда, только подороже, — чтобы сдать их после окончания процедуры обмена. С утра в среду газеты вышли с заголовками «Вот тебе, бабка, и Павлов день» — а в сберкассы вели хвостатые очереди. Кое-где деньги меняли даже на производстве (ведь власть идет навстречу трудящимся). У отчаявшихся спекулянты скупали полтинники и сотки по дешевке. В очередях дрались, теряли сознание. Писали даже, что один пенсионер так и умер — в очереди на обмен денег. Проблем не было только у граждан, чьи сбережения не достигли объема 50- и 100-рублевых купюр. И таких «счастливчиков» оказалось немало, ведь коммерческий курс Госбанка в апреле 1991 года равнялся 1,75 рубля за доллар.
Время - деньги
3. До конца марта финансы несли уже в специальные комиссии, которые рассматривали каждый случай в отдельности: «Вы почему не поменяли деньги? Командировка, экспедиция или просто приболели?» Одновременно с этим нужно было доказать, откуда у тебя, честного советского гражданина, взялась сумма больше 1 000 рублей. Четких критериев определения законности накопленного просто не было, поэтому деньги то меняли не глядя, то требовали подтверждать справками. Спустя
25 лет экономисты говорят: именно в 1991 году население попрощалось со своими вкладами, которые обесценились совсем скоро —
из-за инфляции в 2 600% годовых.
Фото:
  • БГАКФФД
+