Актер Хавьер Бардем: «С «Оскаром» мне просто повезло»
14 июня 2012 Интервью

Актер Хавьер Бардем: «С «Оскаром» мне просто повезло»

+

Хавьер Бардем однозначно входит в список тех, кого мы считаем нашими любимыми актерами. «Большой», к своему прискорбию, познакомился с творчеством Хавьера лишь несколько лет назад, когда Бардем сыграл в коэновских «Старикам тут не место» и получил за это «Оскар». Александр Павлов встретился с Бардемом в Нью-Йорке в рамках промо-тура нового фильма о Джеймсе Бонде «007: Координаты «Скайфолл».

— Вы стали звездой мирового масштаба относительно недавно. Успели привыкнуть к «звездному» статусу, и как вы справляетесь с вниманием назойливых поклонниц?

— Самое плохое, что есть в узнаваемости, — это узнаваемость. Ты идешь всю жизнь к тому, чтобы стать звездой, и потом — бах! И все, тебе уже не хочется быть звездой, потому что начинается другая жизнь, которая уже не принадлежит тебе целиком. Для того чтобы жить так, как хочется тебе, без назойливого внимания со стороны прессы, папарацци и поклонниц. Хотя последних я назвал лишь потому, что интервью может попасться на глаза Пенелопе (Хавьер Бардем женат на актрисе Пенелопе Крус — прим. «Большого»). А вообще, поклонниц я очень люблю. Правда, не совсем понимаю, что они во мне находят.

— Видимо, поклонницы находят в вас то, что и в Адриано Челентано, который когда-то сказал, что настоящий мужчина должен быть лишь немного красивее обезьяны.

— (Смеется) Да-да. В самую точку. Но, к сожалению, в моем возрасте это уже не так актуально. Классно, когда звездой становятся в 20-летнем возрасте, тогда есть возможность насладиться этим статусом, заняться самолюбованием, стать желанным гостем любой желтой газеты. Мне же этого уже не хочется.

— Вы прославились благодаря своей роли в «Стариках…» Каково это было стать оскароносным актером?
— Для меня все эти штуки с «Оскаром» выглядят как сущая нелепица. Ты снимаешься в фильме, потом месяцами участвуешь в промо-акциях, посвященных фильму, потом стоишь на сцене с этой золотой штукой в руке, приносишь ее домой, ставишь ее на полку. Через неделю смотришь на этого истукана и не понимаешь, что эта статуэтка здесь делает. Но сразу понимаешь, что ты ее получил совсем не потому, что ты лучше тех парней, которые были вместе с тобой номинантами. Это всего лишь везение.

Через неделю смотришь на этого истукана и не понимаешь, что эта статуэтка здесь делает.

— Вам бы хотелось еще раз сняться у братьев Коэнов?
— Да, я бы поработал с ними с радостью. Это великое удовольствие — сняться в их фильме. Даже при том, что они надо мной так поиздевались. Вы же помните, какую дурацкую прическу они мне сделали. Все думали, что это у меня такой идиотский парик, но на самом деле они поэкспериментировали так над моими волосами.

— Ваша мать передала вам какие-то тайные знания об актерском искусстве?
— Моей матери больше 70 лет, и она стала актрисой, когда мне было лет 15. То, чему я у нее научился, нельзя научиться ни в одной театральной школе. Она мне передала некие навыки, которые был способен воспринять лишь я, потому как во мне течет ее кровь.

bardem

— Есть люди, с мнением которых вы считаетесь беспрекословно, даже если с ними не согласны?
— Если вы об актерском ремесле, тогда — да. Такие люди есть. Они гениальны, ими управляет кто-то из космоса, и, как мне кажется, они сами не знают, что делают, но делают это гениально. Среди таких людей я могу выделить Вуди Аллена. Мне с ним удалось поработать в «Вики Кристина Барселона», и я могу сказать, что мне хотелось спорить с ним каждый день. Но потом я просто шел у него на поводу и понимал, что нельзя ему перечить, ведь он бы и не смог объяснить, почему нужно сделать так, а не иначе.

— Тяжело ли вам, испаноязычному актеру, было преодолевать языковые барьеры?
— Было ли тяжело? Да я два слова по-английски связать не мог. Но однажды мой агент предложил: «А ты молчи и говори редко и простыми предложениями. Все будут думать, что ты мрачный и немногословный тип. Такие всегда востребованы в кино». Так и получилось. Сейчас, конечно, мне гораздо проще. Но когда все начиналось, я думал, что скоро все и закончится.

— Могли бы вы прожить без кино?
— Прожить без кино чертовски сложно. Всегда хочется смотреть на историю человека и на то, как эта история рассказывается. Поэтому я себя не могу представить без кино. Во всяком случае, если бы я в нем не снимался, то был бы помешанным киноманом.

— Есть ли в вашем «шкафу» дела, за которые жутко стыдно?
— У-у-у-у (воет на Луну — прим. «Большой») Конечно есть. Расскажу священнику на смертном одре. Надеюсь, не будет громко смеяться.

— Вы любите людей?
— Да. Можно сказать, что я филантроп. Но меня в жизни люди так часто разочаровывали, что с каждым годом этой самой любви остается все меньше и меньше, и стараюсь ее не расплескивать на всех подряд. Оставлю любовь только самым близким людям.

Текст:
  • Александр Павлов
Фото:
  • image.net
+