Актриса Дженнифер Энистон: «Давайте не будем говорить о нем»
18 января 2012 Интервью

Актриса Дженнифер Энистон: «Давайте не будем говорить о нем»

+

«Большой» уже устал от мужских лиц на своей обложке. И именно в этот момент Александру Павлову удалось убедить агента Дженнифер Энистон дать интервью нашему журналу («Вы говорите, один из самых влиятельных журналов в Восточной Европе?» — «Да-да, именно так», — на какую только ложь ни пойдет «Большой», чтобы заполучить нужное ему интервью.) Дженнифер встретила Павлова в лобби отеля «Уэлдорф Астория» улыбкой, дежурным hello и фразой: «только давайте не будем говорить о моем разводе с Брэддом Питтом». «Ну, конечно», — подумал Павлов и оставил заготовленные вопросы об этом напоследок.

— Что доставляет вам самую большую радость в жизни?
— Начало нового дня. Когда вы видите, что происходит на планете, довольно трудно подниматься и двигаться вперед. Но когда ты все же не стоишь на месте — это дает ощущение радости.

— Вы — одна из самых успешных женщин в Голливуде. Каково это быть человеком, который не может остаться один на один в своем мире? Каково это, когда у тебя каждые десять минут просят автограф?
— Это очень нелегко. И в этом и заключается главная проблема славы. Ты становишься актером, чтобы быть известным, и как только это происходит, наступает основная засада. Все — теперь ты больше не принадлежишь себе и своей семье. Теперь ты принадлежишь людям, которые ходят на твои фильмы, а затем просят у тебя автограф. Я однажды попробовала не дать автограф после многочасовых съемок, когда я уже едва ноги переставляла. И знаете, что я услышала? «Ах ты, сука, я ходила на твой фильм и отдала за билет 15 баксов».

20070309-Jennifer.Aniston.HQ

— А возникает желание быть обычным человеком?
— Периодически. Но мне еще на заре моей карьеры объяснили, что с этими мыслями нужно бороться, потому как они не уместны в актерской профессии. «Хочешь быть обычным человеком? Иди на работу в офис, оттуда на электричке домой, убирай, готовь, снова иди на работу. И так пять дней в неделю.» Нет уж, знаете, сложно вернуться обратно, когда ты побыл в шкуре звезды.

Фильм «Секс в большом городе» губителен для многих поколений женщин, для которых все строится вокруг мужчины, а потом мужчина уходит и все.

— Что для вас самое ценное в актерской профессии?
— Для меня самое ценное — это то, что тебе будто бы дается прожить не одну жизнь, а сразу несколько. Ты можешь быть и девчонкой из соседней квартиры, главой бизнес-империи, королевой, стервой или милой женщиной за столиком напротив. Думаю, именно поэтому церковь долго не принимала актерствующих, потому как не знала, за какую именно жизнь из прожитых им придется получать по заслуге на Высшем суде.

— А вы знаете за какую?
— Ну, конечно. Вышел со съемочной площадки — сними маску, повесь чужой костюм в шкаф в гримерке. Дальше — ты и твоя жизнь. За нее и получать по заднице.

— Вы — любительница крепкого словца?
— И еще какая. Хотите научу вас парочке?

— Я же русский. Это я вас парочке могу научить. К примеру, слово…
— Не надо. У нас в Калифорнии много русских. А вдруг я нечаянно что-нибудь перепутаю и ляпну не то слово.

— Находясь в Нью-Йорке, трудно не спросить вас о том, как вы относитесь к сексу? В большом, естественно, городе.
— (Смеется) Если вы о героине фильма «Секс в большом городе» Кэрри Брэдшоу, то я отвечу так, как вам не понравится. То есть так, что эту фразу вы не вынесете в заголовок статьи и потом ее не будут перепечатывать в Интернете. Я никогда не любила «Секс в большом городе». Это неправда, что женщина может чувствовать себя сильной только тогда, когда она находит мужчину-своей-мечты. Это не мой путь. Я не верю в это. И в этом смысле фильм губителен для многих поколений женщин, которые верят в свое женское счастье, в котором все строится вокруг мужчины, а потом этот мужчина уходит и все. Жизнь что, должна после этого закончиться?

— Вы же просили не говорить о вашем разводе с Питтом.
— А я о нем и не говорю.

20070309-Jennifer.Aniston.HQ

— А мне показалось…
— Нет, ну какой же все-таки вы подлец… (Смеется) Ладно. Задавайте свои вопросы. Мне на них сейчас отвечать уже легко. Более того, у меня уже в голове есть штук пять шаблонов с ответами на ваши вопросы по этому поводу.

— Тогда я вам нестандартный задам. Сколько детей сейчас у Брэдда Питта и Анджелины Джоли?
— Ха-ха. Если вы думаете, что я отслеживаю каждый его шаг, то ошибаетесь.

— А сколько вам потребовалось времени прежде, чем вы поняли: «Ну вот. Все прошло. У меня другая жизнь»?
— Довольно много. Поверьте. Есть много стадий горя. Грустно, когда что-то подходит к концу. Остаются трещины, которые остаются с вами навсегда. Когда вы пытаетесь избежать боли, эти трещины создают только большую боль. Я — человек, который уже довольно давно находится под прицелом у папарацци, медиа-персона. За это нужно платить. И такого рода разрывы мне было бы гораздо проще переносить если бы я была не Дженнифер Энистон, а Дженнифер Джоунс или Дженнифер Смит. А в момент, когда тебе не хочется о чем-то думать, найдется какой-нибудь журналист и спросит: «Ну как вы перенесли этот развод?». Это как в ране ковыряться. Но, слава Богу, уже все в прошлом.

Текст:
  • Александр Павлов (Нью-Йорк)
Фото:
  • bestimage.net
+