Анна Трубачева: «Я хочу, чтобы мои дети жили не в «жестоком», а в  свободном, светлом и культурном мире»
25 сентября 2015 Интервью

Анна Трубачева: «Я хочу, чтобы мои дети жили не в «жестоком», а в свободном, светлом и культурном мире»

+

Cемейство Тарантино приехало на стоянку к проекту «Краiна» и вместе они неплохо провели время на свежем воздухе. Мама семейства Анна Трубачева, журналист и автор проекта платформы для детей и родителей «Тарнціны і сыны» рассказала о проекте и поделилась мыслями о современной белорусской образовательной системе.

— Аня, зачем тебе все это нужно: открывать какую-то платформу, менять что-то в уже налаженной системе, полтора года работать на будущее?
— Изначально идея платформы была в том, чтобы объединить в одном месте все качественное и интересное (из сферы развития и творчества детей), что уже работает в Минске: кружки, инициативы, мастер-классы, творческие проекты. Разумеется, тогда я думала больше о своих детях, о том, чтобы создать увлекательную и гуманную среду вокруг них. Но со временем, вживаясь в меня, проект стал обрастать новыми направлениями, более глобальным видением и масштабом. И сейчас я уже даже мыслю не категориями «другие дети», а «будущее белорусского общества», потому что завтра, как бы банально это ни звучало, мы будем жить в той стране, которую построят наши дети. Замышляемый некогда детский клуб превратился в идею большого пространства, в котором ребята и взрослые смогут найти все необходимое для себя: от школьных занятий и кружков до семинаров по психологии и воспитанию детей, от кафе здоровой еды до площадки с семейными концертами и спектаклями.

— Зачем это надо и о каких переменах ты говоришь?
— Мы как раз на днях с нашим педсоставом прописывали принципы работы будущей школы «Таранціны і сыны», говорили о том, что помимо гуманных и современных обучающих методик, способов эффективной социализации и так далее есть еще важные моменты, в которые лучше погружать ребенка с детства. Например, уважение к себе, возможность осознанного выбора, формирование ответственности и мотивации, принятие ценности Другого — представляешь, насколько проще жить в обществе, где люди уважают друг друга и самих себя, где каждый знает, зачем он занимается тем или иным делом, приносит пользу, счастлив? С последним пунктом (ценности Другого), кстати, у «толерантных» белорусов обычно всюду проблемы — в наших классах мы создадим цивилизованное, культурное, здоровое отношение ко всем «членам общества» вне зависимости от их гендерных, языковых, религиозных, социальных отличий, состояния здоровья, предпочтений в еде и т.д.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-6444

Недавно я увидела исследование-опрос, которое сообщает о том, что многие белорусы (что-то выше 70%) не любят свою работу, терпят ее. И результат такого отношения можно встретить на каждом шагу: в сфере обслуживания, торговли, образования, медицины, чиновники те же… Люди работают на «отцепись» (есть более точное, правда, нецензурное слово), и отсюда у нас такой продукт вокруг, такое качество жизни общества, потому что люди не любят свою работу, не хотят ее выполнять. Отсюда и несчастные граждане с потухшими глазами: они не знают, зачем живут. Так вот учиться, я уверена, нужно затем, чтобы найти себя, освоить ту сферу, которая нравится, в которой человек сможет реализоваться и быть по-настоящему самодостаточным и полезным обществу.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-4449

— Почему ты не доверяешь государственной системе образования? Ее методики работы сложились уже очень давно, они обкатаны, и ежегодно дети становятся выпускниками, поступают в вузы…
— Сегодня дети не хотят учиться и не знают, зачем им это надо: отсутствие мотивации, пожалуй, и есть главная проблема наших школ. Думаю, большинство педагогов также не могут ответить на этот вопрос и, соответственно, не могут сделать учебу увлекательной. Устарелая система отбивает желание учиться. Учиться, потому что «надо», чтобы поступить в вуз, получить какую-то работу, «стать достойным членом нашего общества» — это стандартные мотивации, но зачем все это? Чтобы что? В наше время, чтобы стать востребованным специалистом, не нужны дипломы, а нужно желание учиться, нужен Мастер (интернет, курсы, семинары — источники знаний), нужна инициативность.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-4554 копия

Это как в рекламе сегодня: люди не покупают продукт как таковой, они хотят эмоций, состояний — это продается. «Отличный» старт жизни — «надо учиться», потому что потом «надо работать», «надо же как-то жить». Вот это «надо», «надо» — все это понятно, и учиться действительно надо, только зачем? Затем, что жизнь может быть увлекательным и крутым путешествием! Жизнь сама по себе — это уже большая удача, и если нам надо учиться, то почему бы не сделать это в радость и удовольствие?! Если школа — тяжелая каторга, то и взрослая жизнь, скорее всего, будет именно такой: установки, установки… Мотивацию не объясняют, она возникает не по принуждению и если интересно.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-4687

— Какие преимущества у твоей образовательной платформы? Что в ней будет такого, чего еще нет нигде?
— Там не нужно будет противостоять системе, бороться за выживание. Не нужно будет тратить силы (физические и душевные) на сохранение того уникального и бесценного, что дается каждому ребенку от рождения. Моему старшему сыну уже шесть с половиной, и он без остановки спрашивает обо всем на свете (о том, о чем никогда не думаешь, о чем ничего не знаешь, от чего порой хочется отмахнуться — иногда просто голова кругом). И недавно, загнанная в тупик расспросами о далеких галактиках, о жизни и расстоянии до них, я вдруг осознала, что в школе редко кто стал бы отвечать и на сотую часть его вопросов. И это — всего лишь один шестилетка с непрекращающимся потоком вопросов, а двадцать, а тридцать таких — кто станет их слушать, объяснять то, что интересно им? «Все закрыли рты и слушаем меня».

Из «фишек» нашей школы самой главной будет уникальная авторская педагогическая обучающая программа, которая создается с нуля и является глубоко проработанной компиляцией самых интересных методик и направлений в образовании.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-5659

— Общение в учебных учреждениях, порядок их жизни, коллектив — это и есть школа жизни. А твои дети вырастут в атмосфере любви, конечно, но без школы реальной жизни. Не боишься, что они станут «аутистами», и столкновение с реальной жизнью для них будет жестким?
— На зоне тоже реальная жизнь происходит. В детских домах, в колониях — тоже социализация… Это я крайнее зацепила, но можно и там школу жизни пройти. Причем самую суровую, чтобы наверняка закалиться, и тогда у тебя будет серьезный багаж знаний о жестокости мира. Но что ты будешь делать с ним, когда окажешься в другом обществе, в окружении добрых и честных, светлых и свободных людей? Ты будешь мучиться от осознания своей неуместности, от покалеченности, от неумения играть в какие-то другие, кроме как в «жестокие», игры. Прошедшим «школу жизни» как раз сложнее дается контакт с реальным миром, потому что полученные «увечья» не оставляют возможности адекватно реагировать на сложности и препятствия.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-5814

Нас с мужем часто спрашивают, как будут жить наши дети в «несправедливом и суровом мире»: кто будет общаться с ними на равных, прислушиваться к их мнению, объяснять им то, что они хотят узнать, слушать их? Вероятно, мы хотим разного будущего для своих детей, мы говорим о разных мирах: какие-то дети будут жить в жестоком и суровом мире, я же хочу верить, что мои дети будут жить в мире свободном, жизнерадостном, культурном и комфортном. Мы не ограждаем своих детей от общения с другими ребятами: мы выстраиваем пространство, в котором учитываются интересы и мнения ребенка. Не все подряд позволяется, а учитываются мнения и пожелания — мы умеем слушать их. Если под социализацией рассматривать возможность детей общаться, то у нас всегда полный дом детей (к слову, будущая платформа «выросла» когда-то из нашей небольшой квартирки, где в какой-то момент стало не уместить всех желающих посетить домашний спектакль или творческий мастер-класс), и недостатка в общении мои ребята не ощущают.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-5940

— Школа жизни как раз в умении решать конфликтные и сложные ситуации. Как твои дети будут справляться с ними, если ты всегда готова прийти на помощь?
— А вот тут — самое интересное: школа — это лишь часть неидеальной, мягко скажем, воспитательной системы, и, как говорится, то, что не сможет сделать школа, доделают взрослые дома. Отдавая ребенка в школу, многие родители снимают с себя ответственность — да, школа научит детей жизни, но какой ценой? Некоторые выстоят, кто-то ужмется вдвое, а большинство сломается. Я иногда думаю о том, кем была бы сегодня, будь мои родители в состоянии уделять мне больше внимания в детстве? Страдала бы я от такого количества комплексов и переживаний, если бы не была изгоем в классе (тощей, высоченной, лопоухой, рыжей и странной девочкой)? Скорее всего, не было бы журналистки Анны Трубачевой. А может, был бы просто уравновешенный и самодостаточный человек, знающий себе цену, спокойный и уверенный в себе.

Не всем семьям повезло так, как нашей (мы с мужем можем подменять друг друга, чтобы все время быть с детками). Но если ребенок ходит в школу или сад, родителям важно помнить, что ответственность за его будущее в первую очередь лежит на них: нужно быть рядом, нужно постараться не потерять доверие и близкие отношения, нужно помочь в трудной ситуации — в школьной закалке никто не обратит внимания на переживания отдельного маленького человечка.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-6229

Чуткий и любящий родитель нужен рядом, чтобы помогать ребенку учиться правильно справляться с конфликтными и сложными ситуациями, как ты говоришь. Если в школе — ломка и дома нет поддержки, то совсем беда: тогда ты или ломаешься, или учишься бить, но узнать другие варианты развития событий тебе не дано. А ведь есть еще прощение, понимание, есть компромиссы, есть возможность договариваться — этому могут научить самодостаточные взрослые из культурного и цивилизованного общества. Если не учителя, то тогда это просто обязаны быть родители. Иначе и далее в обществе будут в основном ломать и бить — тот суровый и жестокий мир, о котором ты говоришь: система сама его создает и поставляет солдат для него.

— Расскажи подробно о схеме обучения, количестве часов и «бумагах» — какие будут дипломы и какие шансы быть признанным в мире?
— Мы регистрируемся как учреждение образования, соответственно, приобретаем статус частной школы с возможностью выдавать аттестаты государственного образца.

— Но вам же придется брать государственную образовательную программу?
— Мы и так закладывали ее в основу, когда планировали обучение для деток на хоумскулинге (детям на индивидуальном плане обучения приходилось бы каждую четверть сдавать экзамены в государственных школах, к которым они были бы фактически приписаны), и в какой-то момент с педагогами подумали: а почему бы не узнать, насколько мы вольны в том, чтобы преподавать по собственным методикам, хоть и в рамках программы гособразца? Начали общение с Министерством образования, познакомились с «живыми» и отзывчивыми людьми и получили рекомендацию открываться как самостоятельное учреждение образования. Каково же было мое удивление, когда я поняла, что делать можно очень многое: формат, подача, методики могут быть сколь угодно авторскими, гуманными и современными — а это и есть самое важное, это и есть то, что исчезло в последнее время в обычных школах. Государственная образовательная программа совершенно нормальная, а то, на что обычно принято сетовать, — это как раз методики, отношение, формат преподавания и прочий человеческий фактор. То есть вдруг, к своему удивлению, мы поняли, что наша инициатива может быть совершенно легальной.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-6328

— Ты говорила, что у вас не будет привычных уроков. Это как?
— Да, представляешь, и это тоже — к методикам, которые мы можем выбирать. Вместо уроков у нас будут проекты, которые включают в себя много больше, чем требуемые школьные навыки и умения. Так, в младшей школе от детей требуется счет, чтение и письмо. Наш учебный год будет разбит, условно, на месячные проекты. В сентябре, к примеру, у нас — космос, и задача — построить и запустить ракету. Чтобы справиться с этим проектом, нужно считать, читать и писать, нужна физика, химия, астрономия, нужно построить ракету своими руками, наконец, нужен английский язык, чтобы пообщаться с иностранными космонавтами на станции. Все это умело прописывается, вплетается в историю, и к основным предметам добавляются факультативные творческие занятия. Ракету запустили — перешли к теме «Древняя Греция». Проект — поставить древнегреческий миф. И снова считаем, читаем, пишем; добавляется история, география, музыка, литература, драматургия, мы шьем костюмы и делаем постановку. Следом — лес, Франция, осень — все что угодно. Задача — не добиться максимальной ранней интеллектуализации, а дать ребенку выбор, окружить его интересностями, чтобы сердце отозвалось, и малыш нашел свое дело, то, что его увлечет больше всего. Отвечая на твой вопрос о признании, в будущем для ребенка это и есть самое главное: знание, ЧТО и ЗАЧЕМ человек любит и умеет делать, а не какой у него диплом.

— Было обещано, что первые занятия начнутся в январе 2016-го. На каком этапе находится проект?
— Мы все еще работаем над нашей уникальной обучающей программой, закрытую обкатку которой начнем с января 2016 года. Предварительно набраны первые два класса, и мы готовимся к малому старту. Пока все делается за свои деньги и на энтузиазме большой команды — вскоре проект появится на краудфандинговой площадке «Улей», чтобы собрать к январю незначительную сумму, необходимую для оплаты аренды и оборудования помещения. Но к проекту есть серьезный интерес и намерения крупных белорусских компаний сотрудничать с нами в рамках их КСО-программ. Будем расти вместе с нашими первоклашками.

Tarantino.by-2015-Bolshoy-Kraina-4709

— Какой смысл инвестору вкладываться в твой проект?
— Помимо того что это хорошая непрямая реклама, инвестиции в подобные проекты — это вложения в будущее нашей страны. Хочется верить, что через 10 лет мы будем жить в более культурном и качественно новом обществе.Наш проект не коммерческий (он может им стать, но все же он не задумывался как чисто коммерческий): цены, которые мы закладываем в обучение, планы на снижение оплаты и вовсе на бесплатное образование, на проведение больших и важных социальных программ по повышению культуры воспитания и образования, мое желание в будущем взять целую группу деток-сирот на постоянное проживание и обучение у нас — все это не случится без поддержки спонсоров и человеческих инициатив. Я уверена, что у нас будет много единомышленников: мы уже не просто проект, а большое сообщество неравнодушных людей.

Хочется, чтобы в Беларуси изменилось отношение к детям. Не важно, кто первый начнет двигаться в эту сторону, — важно, чтобы родители, школа, окружение начали прислушиваться к детям, уважать их (а не ломать, подстраивать под себя, делать детей удобными). Мы все участвуем в каком-то эволюционном процессе, мы все делаем одно дело.

Фото:
  • Александр Тарантино
+