Арсений Тютюнник: «Самое главное, что было, – перманентное желание делать нашу работу лучше»
29 ноября 2016 Интервью

Арсений Тютюнник: «Самое главное, что было, – перманентное желание делать нашу работу лучше»

+
От устриц до арктического гольца! Свежая рыба и морепродукты сети магазинов «Джон Дори» становятся героями вашего стола, а соучредитель компании «Джон Дори» Арсений Тютюнник — «Героем нашего времени» в совместном проекте Hennessy Very Special и журнала «Большой» о молодых и целеустремленных. О тех, кто никогда не останавливается и никогда не сдается — ведь приходится пережить не один шторм неудач, прежде чем жизнь украсит баночка черной икры.

hennessy

— Почему вы решили заняться именно рыбой?

— Мой папа в молодости ходил в море, поэтому наша семья всегда была неравнодушна к морю (и морским продуктам в частности). Отец начал работать в этом бизнесе — а мы с партнером вовремя присоединились. Так появилась компания «Джон Дори» — команда людей, которые разделяют общие ценности и вместе добиваются результатов. Я вряд ли могу представить себя в сфере IT или журналистики, например. Не знаю, такой у меня склад ума. Я занимаюсь своим делом не только потому, что этим можно заработать деньги — оно дает что-то еще. Расширяет границы. На мой взгляд, люди любят «Джон Дори» за то, что мы позволяем им очутиться в Европе. Купить устрицы и вино, прийти домой — и обнаружить себя на французском побережье.

Арсений Тютюнник 

— Когда вы только начинали, не было ли страха, что некоторые ваши продукты — например, икра за 120 рублей — окажутся дороговаты для Минска?

— Вы недооцениваете возможности белорусов. А если серьезно, то нужно понимать, что мы не являемся компанией, нацеленной именно на премиальный сегмент. «Средний» в европейских реалиях — и «средний плюс» в белорусских. Люди, которые зарабатывают от полутора до двух тысяч долларов в месяц. У нас на прилавке есть разные продукты: то, что может позволить себе каждый, и то, что по карману только обеспеченному человеку. Но то, что дешевле, не хуже. Просто по определенным рыночным причинам цена одной рыбы меньше, чем другой. По вкусовым характеристикам это все — потрясающие продукты.

— Были ли черные дни в истории «Джон Дори»?

— Черных дней не было. Случались неприятные ситуации, как в любом бизнесе. Например, полтора года назад приостановили работу одного из наших магазинов. Были проблемы с пакетом документов. «Где бумажка?» — «Бумажки нет». — «Закрыть магазин». Но вопрос решился быстро. Конечно, хотелось бы видеть белорусское законодательство не таким бюрократическим. Но, по сути, соблюсти требования реально. Понять их тоже можно. Государство должно охранять потребителя. Вопрос в том, что делать это можно быстрее и эффективнее.

Было ли что-то в нашем бизнесе, что нас травмировало или заставило не спать ночами? Не вспомню такого. Я не знаю, у нас и денег никогда особо не водилось. И справлялись. Финансы особенно важны, когда в мире все движется со скоростью света: они позволяют быстро развивать бизнес. Сегодня не успел, завтра ты никому не нужен. Но сказать, что деньги — ключевой фактор? Нет. Их всегда можно найти. Самое главное, что было, — перманентное желание делать нашу работу лучше. Это то, что сверлит тебя изнутри, «проблема», с которой сталкивается любой предприниматель.

Никогда не останавливайся, никогда не сдавайся − действуй быстро, смело и со вкусом.

— Белорусские бизнесмены часто рассказывают, что им очень сложно. Мол, тем, кто ходит на работу с девяти до шести, еще повезло! Действительно ли быть предпринимателем — это так трудно?

— Это непросто, но это круто. Ни один предприниматель не должен говорить, что ему трудно. Это твой стиль жизни, к которому ты стремишься. Если тяжело, иди работай на завод! Там, где не нужно думать о работе целый день. Но я не считаю, что какая-то работа — лучше или хуже. Предприниматель находится в постоянном цейтноте. Он непрерывно должен думать. Делать со временем будут другие люди — но это не освобождает голову. Такова особенность работы! Я бы на нее не жаловался, но говорить, что бизнесмены бездельничают, тоже не буду.

— А в каком минском ресторане лучше всего готовят рыбу?

— Очень нравится «Бергамо». Мне кажется, если в ресторане вкусно готовят — значит, хорошо получается и рыба. Недавно пробовал в Bistro De Luxe палтус — шикарный, правда! Но, по большому счету, ресторанная культура у нас крайне слабая: с точки зрения понимания качества продукта и того, каким должно быть блюдо.

— С какими грубыми ошибками в приготовлении рыбы в ресторанах вы сталкивались?

— Чаще всего просто выбирают плохую рыбу. Не может быть в Китае хорошей рыбы. Покупать дешево, а отдавать втридорога… Это, на мой взгляд, неправильно. Если ты позиционируешь себя как ресторан определенного уровня, то не имеешь права работать со второсортным сырьем. У нас же это встречается повсеместно.

— Вы открыли магазин в Бресте. Можно ли работать в регионах?

— Да. Там есть люди, которые могут позволить себе наш продукт. Но вопрос в образовании. Любой продукт нужно узнать, а для Бреста свежая рыба и морепродукты — это новаторство. Эксперимент в Бресте был интересным. Я бы не сказал, что он вышел убыточным. Дело было в том, что изначально функционирование магазина с точки зрения менеджмента было построено по-дилетантски — а так к бизнесу относиться нельзя.

Арсений Тютюнник

— Но планируете ли вы дальше открывать магазины за пределами Минска?

— Скорее всего, в регионах нас увидят. В каком виде, не могу сказать. Намекну только, что Минск еще не видел того «Джон Дори», каким он должен быть. Это будет правильный формат, который нужно было делать с самого начала — но, к сожалению, тогда у нас было 5 000 долларов. Сейчас мы можем его себе позволить. И мы в предвкушении.

— Устрицы, черная икра и свежая морская рыба теперь у нас есть. А каких лакшери-продуктов все еще не хватает в Минске?

— Качественных сыров, например. В принципе все, что у нас есть, — это базовый уровень продуктов. Зайдите в Mai Thai, попробуйте манго. Вот это манго! Где еще такое взять в Минске? Я не знаю. Вопрос только в том, что часто минчане неправильно относятся к бизнесу. Сугубо меркантильно. Конечно, дело должно приносить деньги, но только ради прибыли открывать ресторан высокой кухни не стоит. Это не позволяет развиваться общепиту.

Еще одна проблема для этого сегмента в том, что люди привыкли есть дома. Мы живем для того, чтобы радоваться каждому дню. Изо дня в день радоваться домашней еде проблематично. Хочется чем-то разбавлять, и не раз в месяц, а хотя бы раз в неделю. Это расширяет кругозор, дает новый опыт. В целом, неблагодарное это дело — иметь бизнес с премиальными продуктами в нашей стране. Серьезных людей оно вряд ли заинтересует. Это бизнес для авантюристов или крайне оптимистичных людей.

hennessy-alert-3

+