Тренеры по бьюти-бизнесу: «Есть монопредприятия, салоны, спа – парикмахерские скоро совсем исчезнут»
5 февраля 2015 Интервью

Тренеры по бьюти-бизнесу: «Есть монопредприятия, салоны, спа – парикмахерские скоро совсем исчезнут»

+

Основатели известнейшей в СНГ школы по развитию салонного бизнеса, Наталья Гончаренко и Павел Гринишин, – одни из самых эффективных экспертов и управленцев в бьюти-индустрии, которые ежегодно повышают доходы десятков салонов красоты, СПА и косметологических центров.

КТО: тренеры Международной Школы владельцев и директоров салонов красоты, СПА и косметологических центров BEAUTY SALON BOSS (Украина)
ПОЧЕМУ: если мы разочаруемся в журналистике и захотим открыть салон красоты, будем знать, что к чему
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Примерно четверть людей, которые приходили к нам просчитать бизнес-план, в итоге говорили: «Большое спасибо! Мы никогда не откроем салон красоты»

IMG_7645

В Минске недооценивают индустрию красоты. Взгляните на официальную статистику Италии: на 60 миллионов человек – 100 тысяч разнообразных салонов и центров! «Плотность» в разы больше, чем в СНГ. Так что у вас огромный простор для роста. К слову, в Беларуси «плотность» предприятий индустрии красоты в два раза ниже, чем в Украине.

В славянских странах салон чаще открывают, чтобы продемонстрировать миру свое благосостояние

Другое дело, что люди здесь тяготеют к пафосу. Славянский менталитет! Итальянцы знают: хороший салон можно открыть и на двадцати квадратных метрах; белорусы, россияне и украинцы начинают дело с дорогого дизайна. Продемонстрировать миру свое благосостояние – корни этого желания уходят в бедное детство. Так мы восполняем дефицит внимания. Ведь что такое салон красоты? Не просто хороший маникюр, стрижка или окрашивание, а сервис – по сути, то же внимание.

IMG_7579

Получается, что открыть салон красоты в Минске – хорошая бизнес-идея?

Н.Г.: Да, если ты бизнесмен, профессиональный инвестор. Но такие люди редко приходят в индустрию красоты. Салоны, как правило, открываются со сменой элит. Либо как воплощение голубой мечты парикмахера, стилиста или мастера по маникюру. «Мне нечем заняться» или «я «выросла» из профессии» — одинаково плохие предпосылки для того, чтобы грамотно строить бизнес.

Выходит, идеальный владелец салона – холодный, расчетливый бизнесмен, который ничего не понимает в парикмахерском искусстве?

П.Г.: Ищите золотую середину между холодным расчетом и горячими порывами сердца. Нужно уметь совмещать божий дар с яичницей. Хорошо бы уметь считать и общаться с клиентами, понимать их потребности.

Если в соседних креслах сидят супруга богатого человека и уборщица, некомфортно обеим

Откройте секрет: что должно случиться с обычной парикмахерской, чтобы ее назвали модным словом «салон»? Где эта тонкая грань?

Н.Г.: Парикмахерская – понятие из нашего советского прошлого. Сегодня мы говорим о бизнес-моделях предприятий индустрии красоты. Есть монопредприятия, салоны, центры, спа, но не парикмахерские. Думаю, скоро они совсем исчезнут.

И останутся нам с вами одни барбершопы. О каких еще тенденциях в индустрии красоты можно говорить?

П.Г.: Появление сети недорогих процедур – это тренд больших городов.

Н.Г.: Речь идет о  четкой сегментации. Попросите сегодня владельца салона описать свой бизнес, почти наверняка получится «средний салон в среднем ценовом сегменте для средних людей». Так вот, будущее за пятидолларовой стрижкой в парикмахерской эконом-класса и сверхдорогими процедурами в престижных салонах. Престижных не потому, что там мраморные ступени, а потому, что когда клиент выходит из санузла, то у уборщицы в комнате звенит звоночек: «Продезинфецируй!» Сегмент характеризуют мелочи.

П.Г.: Если в соседних креслах сидят супруга богатого человека и уборщица, некомфортно обеим. Кто первый это понял, тот снимает сливки.

IMG_7519

Получается, дорогим салонам нужно избегать скидок, чтобы не «смешать» аудиторию?

Н.Г.: Один уважаемый украинский стилист и владелец салона на наш вопрос о том, как он переживает кризис: снижает ли цены, делает ли скидки, — ответил: «Или колбаса, или красота. Тех, кто выбирает первое, вы никакими скидками к себе не заманите, с теми, кто предпочитает второе, мы работаем за те деньги и на тот результат, которые и убеждает их выбирать красоту».

С чего нужно начать, если я захочу открыть собственный салон?

Н.Г.: С инвестиций в себя как в бизнесмена. К примеру, если салон хочет открыть бывший парикмахер, он будет пытаться усидеть на двух стульях: я и мастер, и владелец, и ничего не зарабатываю. Когда вы становитесь достаточно компетентным бизнесменом, можно браться за дело.

П.Г.: Дальше – деньги, помещение и, конечно же, бизнес-план.

Н.Г.: Наши люди боятся цифр. Одни — потому, что гуманитарии. Другие — потому, что не хотят обнаружить убытки.

Грех не заработать на мозолях, натоптышах и потливой стопе

П.Г.: Примерно четверть людей, которые приходили к нам просчитать бизнес-план, в итоге говорили: «Большое спасибо! Мы никогда не откроем салон красоты». Но ведь вас может не интересовать рентабельность. Что плохого в том, что люди открывают салоны для имиджа? Пусть все знают, что этот салон открыла жена губернатора, а не Фрося Бурлакова! Прекрасно, большому кораблю – большое плаванье.

Правда, что большую часть салонов красоты для жен открывают богатые мужья?

Н.Г.: Правда.

IMG_7554

Ну вот, оправдался стереотип. В чем тогда общественное мнение насчет салонов красоты ошибается?

П.Г.: В том, что салоны красоты – это женская территория. Мужчины давно ходят сюда не только стричься, но и делать маникюр. Это уже правило приличия.

Н.Г.: Хотя сегодня мы заходили в салон в центре Минска, владелец которого, как нам рассказал персонал, — мужчина. Но он не делает ни маникюр, ни педикюр ни в своем, ни в каком-то ином салоне. Считает, что это недостаточно мужественно.

П.Г.: Мужики не танцуют! Кстати, там же девушка, которая делает маникюр, рассказала нам, что педикюром она не занимается: это же ноги, как можно, фу-фу-фу. Ребята, во всем цивилизованном мире на этом делают деньги! Грех не заработать на мозолях, натоптышах и потливой стопе. Зарабатывают ведь косметологи на целлюлите. Я всегда повторяю: «Спасибо человеку, который придумал целлюлит!»

Салоны красоты – это не только женская территория. Мужчины давно ходят сюда и стричься, и делать маникюр

Еще один ложный стереотип: в салон красоты можно приезжать раз в месяц, забирать кэш – и на этом все. Неправда. Салон красоты – такой же бизнес, как металлургический комбинат. Та же логика бизнес-процессов, то же количество поглощаемого времени.

Самый главный вопрос: какой доход приносит салон красоты и за сколько он окупается?

П.Г.: Люди, которые обещают счастье завтра – это люди, которые открывали «МММ». 20% прибыли — это норма. Средний период окупаемости – два-три года.

IMG_7617

На что бы вы советовали обращать внимание клиентам, которые приходят в салон?

Н.Г.: На то, правильно ли дезинфицируют приборы перед тем, как делать вам маникюр. Мы словно думаем, что у нас пять жизней! Между прочим, гепатит лечится три года и за 20.000 евро. Реальный случай: мы посоветовали владелице салона в Киеве внедрить услугу «безопасный маникюр». По сути, абсурд: любой маникюр должен быть безопасным. Но, согласно правилам маркетинга, если ты не можешь отличиться ничем уникальным, сделай своей фишкой то, на что никто из конкурентов не обращает внимания. Сделав все по правилам, мы привлекли клиентов!

Наталья Гончаренко и Павел Гринишин приезжали в Минск 26-27 ноября, чтобы выступить перед директорами и владельцами салонов красоты со специальным курсом  «Как увеличить доход салона красоты в 1,5-2 раза за 6 месяцев?». Организатором мероприятия стала компания «Космосистемс».

Фото:
  • Глеб Малофеев
Иллюстрация:
+