Специалист по раннему развитию: «Целомудрие матери не спасет ребенка от пороков»
13 июня 2011 Интервью

Специалист по раннему развитию: «Целомудрие матери не спасет ребенка от пороков»

+

Уже более 15 лет Сергей Шрёдер занимается узи-диагностикой, владеет методикой раннего выявления наследственных и врожденных заболеваний плода. Став его клиентом, любая женщина считает его богом. Он же убежден, что сила человека — в его разуме. Наша беседа о генетике, метафизике, пороках, целомудрии, жизни и ее прерывании.

Сергей Шрёдер

Сбои в генетике

— Есть такая штука — генетический код. Как он влияет на формирование и развитие человека?
— Генетический код — это прежде всего информация, которая организует органическую и неорганическую материю. Генетический код запускает механизм возникновения жизни. В каждой клеточке нашего тела содержится половинка от матери и от отца, и информация всех наших предков вплоть до Адама (60 тыс. лет) и бактерий, которые появились 3 тысячи миллионов лет назад на нашей земле.

— Значит ли, что этот код является рамками, которые ограничивают развитие человека. будто бы «выше головы не прыгнешь?»
— Выше головы, при желании, прыгать всегда получается, потому что, кроме генов, у нас есть разум, который живет в генетически детерминированном мозге. С мозгом нам повезло, именно его возможности, и прежде всего свободомыслие, всю историю человечества пытались ограничивать.

— В чем природа генетической мутации? Каковы тенденции ее развития — активная динамика или спад, и чем это вызвано?
— Мутации — это ошибки генетического кода. Существует базовый уровень этих ошибок, некоторые ошибки организму удается ликвидировать, некоторые остаются и позволяют жить дальше, иные приводят к гибели организма. Это жизнь и естественный отбор. Частота мутаций повышается при действии ионизирующего излучения и определенных химических веществ. Определить частоту мутаций можно у бактерий, а у человека миллиарды клеток… Причем пороки у человека — часто не результат мутации, а просто неправильное развитие органов и систем органов. Доказано же, что, к примеру, некоторые лекарства могут приводить к отсутствию конечностей.

— Есть ли взаимосвязь между появлением генномодифицированных продуктов и генетической мутацией?
— Мутация случайна, и трудно определить ее по­следствия. Генная же модификация планируется, это запланированное изменение генетической информации.

Надо бояться не генномодифицированных продуктов, а кулинарно модифицированных. А также гормонально нашпигованного мяса, консервантов с удобрениями и усилителей вкуса.

— Может ли человек обладать генетической предрасположенностью к риску, к убийству? Ведь мы уже смирились с предрасположенностью к полноте?
— То, что можно случайно найти в Интернете у американских, российских или белорусских исследователей, — это не факт. Посмотрите, какие научные факты были 50 лет назад, и представьте, какие будут через 50 лет. Наука сама себя постоянно опровергает. Полнота — это не предрасположенность, это отсутствие адаптации несчастных людей к суперкалорийной и супераппетитной культуре питания. Кто смирился и верит ученым — тот и страдает. Предрасположенность к убийству — здесь не задействованы одни гены, есть еще мозг, культура, семья и просто случай. И Фрейд тоже оказался не прав. Мир не черно-белый, он многокрасочный, со множеством оттенков. Человеческий разум предрасположен к генерализации и нахождению одной причины и смысла. Ему часто трудно смириться с многогранностью смысла и многопричинностью событий.

Сергей Шрёдер

Проблема уродства

— Как правильно рассматривать проблему уродства — как явление метафизическое или генетическое? В чем его причина?
— Дело в том, что в 95% пороки являются случайными событиями, непредсказуемыми и не имеющими определенных причин, как и большинство мутаций. Это огромное поле для метафизических вопросов и суеверных ответов. Генетика помогает в случае уродства определить прогноз для жизни. Генетики изучают эти болезни и стараются их лечить, а также могут предотвращать некоторые пороки, консультируя семьи (близкородственные браки, пары с наследственными заболеваниями). Например, назначение фолиевой кислоты при планировании беременности позволило значительно снизить частоту пороков нервной системы. Также генетики информируют население о риске синдрома Дауна в разном возрасте.

— Могут ли проблемы генной мутации проявляться через поколения?
— Могут и через три, и через десять. Чаще всего возникает проблема, когда встречаются партнеры с одинаковой мутацией. Результат — генетика. Почему встретились — метафизика.

— Стоит ли давать жизнь плодам с заведомо известными отклонениями?
— Эта проблема находится в поле культуры общества. Инвалид в семье — это совсем другая семья. Это занимает время, деньги и душу. Есть пороки, не совместимые с жизнью, и дети погибают сразу после рождения даже при состоянии современной медицины.

Есть пороки, с которыми можно жить только при интенсивной терапии. Бывают уродства с нормальным умственным развитием.

Поэтому врачи-генетики информируют и дают прогноз, а семья и общество решают, давать ли жизнь с пороками. Каждая ситуация всегда уникальна.

 

Аборты

— Сегодня аборт — явление, принятое нашим обществом. В каких случаях эта процедура действительно необходима?
— Прерывают незапланированную беременность, при нежелательном поле, при пороках развития, при риске для здоровья будущей матери, при беременности после изнасилования, по социальным показаниям. Это данное. Каждая ситуация рассматривается отдельно. Поэтому просто запретить аборты — это проявление догматизма, авторитаризма и проявление власти одних людей над другими.

— Ваше мнение: имеет ли право женщина сама решать, рожать или не рожать? Нельзя ли расценить это действие как определенного рода убийство в случае, если плод здоров?
— Самое лучшее — это планировать и правильно предохраняться. Даже если это дает 99%, уже хорошо.

— Расскажите, что может чувствовать плод во время аборта?
— Чтобы страдать, нужно иметь сознание, что-то знать и понимать. Он не знает, что у него отнимают жизнь. А что чувствует человек, наступивший на мину… Просто сознание выключается. Природа позаботилась. И человек уже ничего не чувствует, как при общем наркозе. А что чувствует аппендикс, когда его удаляют, или набитый камнями нефункционирующий желчный пузырь? Если плод — просто часть организма, которая не нужна в данный момент по каким-то причинам, это одно. А если плод содержит искру Божью и мы творенья Господа, то это уже совсем другое.

Сергей Шрёдер

Телегония

— Сейчас много говорят о телегонии, называя ее наукой о девственности, которая проповедует целомудрие? Как на это направление мысли смотрит практик в области дородовой диагностики?
— Это суеверие и модная красивая фантазия. Был просто красивый миф. О телегонии говорят со времен древних греков. Ну не знали греки, что есть гены и мутации, которые могут приводить к появлению у потомства признаков, отсутствующих у родителей. Мифы объясняли уродства. Генетика — очень сложная наука даже для врачей-негенетиков. А для простого человека — это непроходимый лес.

Целомудрие не спасет от пороков, но так как пороки — редкое явление, то целомудрие будет работать и человек будет думать, что здоровые дети появились благодаря целомудрию.

— В основу телегонии поставлена идея о том, что плод, пребывая в утробе матери, оказывает влияние на другие яйцеклетки, находящиеся в яичниках, которые из-за этого приобретают черты отца. Значит, эти яйцеклетки, оплодотворенные сперматозоидами другого мужчины, могут нести черты первого и отчасти отразиться на ребенке?
— Это типичное гадание на кофейной гуще. У меня на приеме женщины при УЗИ умудряются рассмотреть черты мужа у плода, а для меня они все похожи. Плоды, как китайцы, все на одно лицо, особенно на раннем сроке. Они больше на инопланетян похожи. кстати, хорошая идея для очередной фантазии.

— Как вы смотрите на увлечение церковью феноменом телегонии, ведь именно этим фактом служители подкрепляют известное «не прелюбодействуй»?
— В нашем мире очень много подкреплений, и мы в своей жизни этим постоянно пользуемся. Надо смириться с множественностью культур, взглядов и мнений. Нам не нужно верить, что 2х2=4, вера необходима при 2х2=5.

— Вы согласны с тем, что генетику надо изучать не только практически, но и метафизически?
— Любая наука проходит стадию мифа. Сначала возникают вопросы, потом появляются знания.

Любая наука начинается с больших невозможных вопросов, а это и есть метафизика. Кто мы, откуда мы и куда мы идем. Поэтому развитие генетики как науки без метафизических вопросов невозможно.

— Стоит ли задумываться о рождении ребенка заранее и подстраивать под это свой образ жизни? Ведь наши предки планировали только урожай, а мы у них неплохо получились. Не стало ли планирование ребенка еще одной сферой предпринимательской деятельности?
— Наши предки строили храмы богам плодородия и приносили там жертвы. Но самое главное, что они делали, — работали на земле весной, ухаживали летом и убирали урожай.У 90-95% пар родятся здоровые дети и без планирования, планировать нужно при определенных медицинских ситуациях, примерно в 5-10%. Предпринимательством как раз таки удобно заниматься с этими 90-95%.

— Как человек, наблюдающий зарождение жизни регулярно, скажите, что такое жизнь и в чем ее смысл?
— Жизнь нам достается случайно, а смысл мы придаем ей сами, все зависит лишь от смыслообразующей силы нашего разума.

Фото:
  • Татьяна Давыденко
+