Евгений Липкович, писатель о деньгах
16 июля 2015 Интервью

Евгений Липкович, писатель о деньгах

+

—1
Сейчас я очень быстро объясню, что такое «денежная культура». Вот белорусская купюра, и на ней написано «Падробка білетаў Нацыянальнага банка РБ праследуецца па закону». А вот долларовая бумажка — читаем: «In God we trust». Вот и вся разница в культуре потреб­ления денег: в одном случае — ментальность «посодють», а в другом все направлено на продвижение, подкрепленное какой бы там ни было, но верой.

—2
Среди всего прочего деньги в нашей стране находятся на первом месте по степени важности. Причем для всех: от простого белоруса до правительства. И белорусские рубли, постоянно печатаемые, никому не нужны. На высшем уровне кричат: «Мы добьемся зарплаты в 500 долларов», «Кредит столько-то миллионов долларов» — все говорят и думают категорией долларов. Вот в Сальвадоре, например, американский доллар является национальной валютой. Судя по всему, у нас тоже.

Евгений Липкович

—3
Бизнесмены не имеют отношения к политике, потому что они занимаются своим делом. А политикой занимаются те люди, которые не реализовали себя в других местах.

—4
У евреев есть такая книжка: «Кицур Шульхан Арух» — сбор галахических предписаний о том, как должен вести себя еврей. Окончательно она была записана в XVI веке, а до того существовала еще несколько тысяч лет. Наряду с остальным там также описано, как надо вести себя с деньгами. Эту книгу изучают в школах, с детства рассказывают, как правильно одалживать деньги, как отдавать долг, как правильно забирать его — все нюансы. И когда я слышу «русский банкир» — мне сразу становится смешно: там с малого возраста обучают денежной культуре, а тут «банкир» вдруг появился — ну не смех ли?

—5
О деньгах начинают говорить, когда их нет. Когда они есть, начинаешь о них думать совсем по-другому. Я же из Советского Союза пришел, и когда не было джинсов, все говорили только о джинсах, когда не было музыки — говорили только о музыке. Здесь говорят о деньгах, потому что их нет. На протяжении последних 20 лет их все время нет.

О деньгах начинают говорить, когда их нет.

—6
«Па-багатаму» — это из народного фольклора. И тут станет понятно, почему я очень тепло отношусь к деревенским свадьбам. Когда приходит на праздник Юзик в золотом галстуке (а на свадьбу обязательно должен прийти Юзик, который достал пиджак, золотой галстук, почистил сапоги и заправил в них штаны), он в представлении односельчан вышел «па-багатаму». Какое-то время назад в белорусском обществе было много «юзиков», но я рад, что их все меньше, ведь невозможно все время жить в атмосфере деревенской свадьбы.

—7
Культура, которая у нас есть, — это картинка Советского Союза, впрочем, не в самых худших его проявлениях. И эта особенность позволяет нам эксплуатировать ностальгические чувства России, помогает нам выбивать из нее преференции. У россиян же большой комплекс из-за развала Советского Союза, а здесь, смотрите, мы для вас все сохранили. Я думаю, это — одна из основательно продуманных стратегий нашего государства.

—8
О белорусском обществе как о культурном можно будет говорить тогда, когда сами люди почувствуют, что им нужна эта страна. Нужна не просто как экономическое убежище, а как дом, где будут расти их дети, внуки, которые, в свою очередь, должны будут оставить что-то правнукам — хотелось бы, чтобы это были не разрушенные пятиэтажки, а богатейшая история, настоящее культурное наследие.

+