Фредерик Бегбедер: «Я хочу, чтобы мир посмотрел на себя со стороны»
15 ноября 2013 Интервью

Фредерик Бегбедер: «Я хочу, чтобы мир посмотрел на себя со стороны»

+

«Большой» очень удивился будущему приезду Фредерика Бегбедера в самый чистый город в мире и не мог ждать этого сложа руки. Поэтому шеф-редактор Евгения Сугак связалась с писателем и выяснила, что моду на наркотики и беспорядочный секс придумал все-таки не он.

— На каком уровне находится современная литература? Дотягивает до шедевров прошлых столетий?

— Легко прославлять прошлое потому, что время стирает плохие книги. Сейчас много талантливых людей, но гениев мало. Лично я люблю и могу выделить Эммануэля Каррера, Мишеля Уэльбека, Брета Истона Эллиса, Патрика Модиано, Виктора Пелевина, Режи Жофре.

Фредерик Бегбедер

— Писатели прошлых лет часто страдали — и на свет рождались гениальные книги. Ваша жизнь — сплошной праздник. Тяжело искать вдохновение?
— О, несчастная жизнь несчастных писателей — это скорее клише. Многих из них можно отнести к буржуа, знаете. Да и в праздниках есть страдания, особенно по утрам!

— Вы любите обличать и раз-облачать в своих книгах. Что еще подвергнется вашему расстрелу?
— Я использую литературу, чтобы снять маски и выявить скрытые истины. Я не критикую просто ради удовольствия. Я хочу, чтобы мир посмотрел на себя со стороны.

— О чем будет ваша следующая книга? Приоткройте тайну.
— Э-э-э нет, простите! Если я расскажу, о чем она будет, у меня пропадет желание ее писать.

— Какая из ваших книг самая важная для вас?
— «Французский роман» — самая честная.

«Любовь живет три года» — самая романтичная. Но мой любимый роман — это «Идеаль», продолжение «99 франков». Сейчас я работаю над сценарием для кино. 

— Если бы нужно было прожить жизнь героя вашей книги, чью бы вы предпочли?
— Жизнь Оскара из «Романтического эгоиста». Он очень близок мне и похож на меня со своей противоречивостью. 

Фредерик Бегбедер

— О какой книге жалеете, что это не вы ее написали?
— Обо всех романах Достоевского, определенно!

— Это вы ввели моду на наркотики, беспорядочный секс и упадок высшего общества в литературе?
— Спасибо за комплимент, но все это было и до меня. Фицджеральд описывал светское общество с неприглядной стороны, наркотики были у Бодлера, а половая распущенность — у Генри Миллера. 

— Как вы относитесь к вашим подражателям в литературе? 
— Очень этим польщен.

— Вы читали книги Минаева? Его называют вашим русским аналогом.
— Я не говорю по-русски, а его книги не переведены на французский язык. Но с Сергеем я дружу.

— Для чего вам быть диджеем? Дополнительный заработок?
— Вы правы! Но еще потому, что обожаю музыку, но не умею играть ни на одном музыкальном инструменте, а выбрать нужную пластинку могу. К тому же это заставляет меня выходить из дому.

— Чего вы ждете от своего приезда в Минск?
— Хочу увидеть Беларусь. Меня очаровывают страны с интересной историей.

— Как вы представляете себе Минск?
— Пока не представляю и не знаю, что меня там ждет. Я позволю себе плыть по течению и полностью отдаться воле событий, которые должны произойти.

— Мы не можем не задать вам вопрос о женщинах. Русские девушки для вас привлекательнее, чем француженки?
— Намного! Но в том-то и проблема, что им об этом говорит весь мир, и это, я считаю, уже слишком.

Фредерик Бегбедер

— Не так давно экранизировали «Любовь живет три года». Вам понравился фильм? 
— Очень, я его фанат! Сам же и руководил процессом.

— И главная героиня вас устроила? Лично я представляла ее куда более интересной и особенной.
— Серьезно? Ну это частенько бывает: в нашем воображении все рисуется куда более привлекательным. Но я люблю актрису Луиз Бургуан, в ней есть бездна очарования.

— А как изменилось ваше понимание любви со времен книги «Любовь живет три года?»
— Эта книга описывает сложную современную ситуацию — настоящая долгая любовь несовместима с обществом потребления. Тем не менее это не мешает мне продолжать верить в нее.

— Сколько в итоге живет любовь?
— Я не знаю. Думаю, что это только вопрос удачи. Если вы встретите нужного человека, любовь длится вечность.

+