Ирина Налимова: «Нужно создавать интерьеры, которые красиво стареют»
14 апреля 2015 Интервью

Ирина Налимова: «Нужно создавать интерьеры, которые красиво стареют»

+

Еще двадцать лет назад хороших дизайнеров интерьеров в Беларуси было не найти днем с огнем. Сегодня ситуация не многим лучше — с той разницей, что Диогенов фонарь из ваших рук попытается вырвать яростная толпа закончивших двухмесячные курсы девушек. «Большой» поговорил с одним из самых профессиональных минских дизайнеров Ириной Налимовой о хорошем «минском» дизайне, шаблонах в интерьере и любви белорусов к небезызвестному шведскому бренду.

КТО: один из самых известных минских дизайнеров интерьеров
ПОЧЕМУ: мы ценим обстановку News Café, Bistro de Luxe, Grand Café, Tapas Bar и иных заведений, интерьеры которых сотворила Ирина
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Верный способ создать интерьер «вне времени» — миксовать остросюжетные модные элементы с классикой»

— Ирина, дизайном интерьеров вы занимаетесь больше пятнадцати лет. Что изменилось в этой среде?
— Пятнадцать лет назад дизайн интерьеров был новым, несколько непрофессиональным занятием. Тогда у людей появились деньги, чтобы жить красиво, следовательно, возник запрос на дизайнеров. Сегодняшние заказчики — по крайней мере те, с которыми работаю я — люди искушенные. Они много путешествуют, имеют обширный визуальный опыт. У них изменились запросы. Люди заказывают уже не просто «симпатичный функциональный интерьер», а определенный стиль: модерн, сецессион, прованс.

— Означает ли это, что раньше у дизайнера было больше свободы?
— Нет, ни в коем случае. Думаю, это прогресс. То, что люди стали лучше разбираться в искусстве интерьерного дизайна, очень приятно — у нас возникло больше точек соприкосновения.

— Можете ли вы назвать наиболее распространенные шаблоны в интерьере, которыми часто пытаются руководствоваться клиенты?
— Возможно, они появляются из опыта путешествий. Например, популярный сегодня итальянский стиль — это совершенный шаблон. В Италии множество стилей, а последний взлет итальянской архитектурной мысли — стиль фашизм, о котором минчане понятия не имеют. Но всем представляется, что Италия — это каменные полы, желтые полустертые стены, камины и тяжелая мебель. Еще один шаблон — минималистичный скандинавский стиль, который часто выбирают энергичные молодые люди, нашедшие вдохновение на страницах журналов или в интернете. Иронично, но с уважением такой стиль я называю «сиротский приют».

В экономии нет ничего постыдного. Лучше приобрести красивое живописное полотно и повесить его над диванчиком IKEA

Мой подход к дизайну немного амбициозней: я считаю, что нужно создавать интерьеры, которые красиво стареют. Например, News Café — это стиль района Сохо в Нью-Йорке, совершенно космополитичный интерьер, который вряд ли выйдет из моды: он вне времени. От остромодного и сиюминутного интерь­ера можно устать довольно быстро. Поэтому я не очень люблю нефункцио­нальные вещи вроде стеклянных поверхностей. Или новейшие технологические приемы, которые наверняка (технологии-то меняются быстро) устареют, а не красиво состарятся. Верный способ создать интерьер «вне времени» — миксовать остросюжетные модные элементы с классикой.

— Минималистичный стиль «сиротский приют», как вы его назвали, как правило, создается по мотивам каталогов IKEA. Как вы относитесь к безграничной белорусской любви к этому шведскому бренду?
— К IKEA я отношусь прекрасно. Во-первых, эта компания, словно монстр, «выжимает» лучшие цены и материалы. Получается дешево, но хорошо. Во-вторых, у IKEA достаточно сильный дизайн. Но не стоит забывать о том, что IKEA — это не уникальность, а штамповка. У меня дома есть много предметов из этого магазина. Нужно уметь соединять их с другими вещами. И в экономии, которая часто ассоциируется с IKEA, нет ничего постыдного — наоборот. Лучше приобрести красивое живописное полотно и повесить его над диванчиком IKEA.

— Можете ли вы перечислить удачные с точки зрения интерьерного дизайна кафе или рестораны Минска?
— Например, «Ў»-бар. Это вариант удачного развития стиля экологичный хай-тек: милый, по-своему уютный, очень адресный. Могу похвалить работу литовских коллег: хорошо получился бар «Чердак». Никаких излишеств, четкий стиль. И ресторан Spoon — это и правда круто! Но примеров неудачного интерьера в заведениях Минска куда больше.

Ирина-Налимова-8

— Где чаще всего ошибаются наши дизайнеры в интерьерах кафе и ресторанов?
— Дизайнеры грешат перенасыщенностью, обилием деталей. Чересчур, too much. В общественный интерьер стараются поместить все, что только можно, но от этого кружится голова. Такая устойчивая, немножко локальная (в Москве, Петербурге и Вильнюсе дизайнеры свободнее) тенденция. И обои наклеим, и роспись сделаем, и лампочку повесим — а лучше шесть! И никого не интересует, что так в один момент теряется уникальность этого конкретного, интересного с точки дизайна светильника.

— Вопрос только в том, чья это вина: дизайнера или заказчика…
— Я думаю, это всегда обоюдная вина. Чаще всего заказчики — люди приятные, твои единомышленники, с которыми ты находишь общий язык. Нельзя свалить все на заказчика: «Он сказал мне повесить шесть люстр!» — ты же не сопротивлялся.

— На ваш взгляд, получают ли сегодня дизайнеры в Беларуси хорошее образование?
— Я мало об этом знаю. Когда-то факультет дизайна в Академии художеств был одним из самых востребованных. Но в сфере дизайна все очень быстро меняется, и я не знаю, соответствуют ли нынешние преподаватели веяниям времени. Зато слышала о том, что сейчас по­явилось много частных курсов. В них я вообще не верю. Поверхностное, годичное — это не образование. На такие курсы можно походить, чтобы сделать себе симпатичную квартиру, но для того, чтобы работать с заказчиками, этих знаний мало.

— Курсов сейчас и вправду много. Как вы думаете, почему профессия дизайнера интерьеров так популярна? В людях проснулась тяга к прекрасному?
— Думаю, все проще. Сегодня профессия дизайнера дает возможность сводить концы с концами.
К тому же ты можешь быть фрилансером, то есть вести образ жизни, который тебе приятен. Дизайнерами интерьера многие хотели бы быть из практических причин.

— Были ли у вас заказчики, которые предоставляли полную свободу действий в интерьере?
— Да, и таких людей все больше. Еще пять лет назад это было невозможно. Первый заказчик, который повел себя таким образом, говорил примерно так: «Я очень занятой человек, потому нанимаю вас как профессионала». Я по привычке пыталась утвердить с ним разные мелочи вроде дверной ручки, но в ответ услышала: «Ирина, нам нужен результат. Мы выберем ту ручку, которая вас устраивает».

Дизайнеры грешат перенасыщенностью, обилием деталей. И обои наклеим, и роспись сделаем, и лампочку повесим — а лучше шесть

— Часто ли вам заказывали эксцентричные интерьеры?
— Слава богу, у меня было мало заказчиков из Москвы — думаю, у них самые эксцентричные запросы. Белорусы по своей природе куда более приятные люди. Без сумасшествия и цирка. И потом, стремление поразить — тенденция прошедшего. Лет десять назад люди говорили: «Я хочу подиум, а на подиуме диван, чтобы он вот так крутился». Сейчас нет.

— Можете ли вы описать, как выглядит хороший «минский» стиль в интерьере?
— Не думаю, что он уже сложился, но, в любом случае, развивается в рамках хороших европейских тенденций. Может быть, более экономичный.

— Если в целом вам нравится «минский» стиль, значит ли это, что вам нравится Минск?
— Да. Мне кажется, что наш город — один из самых комфортных для жизни. Словно спа-салон. Да, минчане часто считают Европу, США более привлекательными, но на это я могу ответить словами Довлатова: «Не путайте туризм с эмиграцией». Когда я на несколько недель по работе задерживаюсь во Флоренции, вспоминаю эту фразу: от количества туристов можно с ума сойти. А вот Минск иностранцам в большинстве своем очень нравится: из-за чистоты, широких проспектов, сталинского стиля.

Ирина-Налимова-4

— Как вы думаете, почему в Минске не развита критика дизайна интерьеров?
— Потому что это еще очень молодой бизнес. По сравнению с Лондоном, Миланом мы, в каком-то смысле, еще дети. Стоит появиться широкой профессиональной прослойке дизайнеров, найдется и критика.

— Но кто имеет право критиковать тот или иной интерьер?
— Это сложный вопрос. Сегодня у нас есть конкурсы и триеннале, где принимают участие дизайнеры, но в этом случае имеет место не столько критика, скорее соревновательный момент, стремление проявить себя. Наверное, если бы появилось серьезное издание в сфере интерьерного дизайна, где трудились бы профессиональные журналисты с обширным опытом в этой области, они смогли бы составить компетентное мнение.

— Ирина, совсем скоро судить чужие работы будете и вы — в качестве члена жюри конкурса «Дом в стиле «KERAMIN». Как вы считаете, почему дизайнеры должны участвовать в конкурсах?
— Это шанс себя проявить, принять участие в соревновании и стать известным.

— Участники конкурса «Дом в стиле «KERAMIN» должны будут обязательно использовать продукцию компании «Керамин». Не кажутся ли вам эти и другие ограничения, которые диктуют конкурсы, слишком искусственными?
— Это нормально, потому что в любом случае должен быть некий дисциплинирующий фактор. Это ведь не интерьер для круглого дома, который никогда не будет построен.

— Оценивая работы конкурсантов, на что вы будете смотреть в первую очередь?
— Буду учитывать и эстетику, и функциональность — оценивать работу в целом. Мне это очень интересно. Другое поколение сего­дня иначе мыслит. Интересно будет узнать, каким они видят дизайн интерьеров.

керамин-5

Фото:
  • Глеб Малофеев
+