Kanaplev+Leydik: «Интересно, как мы десять лет назад выглядели без фотошопа?»
17 марта 2017 Интервью

Kanaplev+Leydik: «Интересно, как мы десять лет назад выглядели без фотошопа?»

+
Творческий дуэт Юлии Лейдик и Евгения Канаплева — это сразу два «Героя нашего времени» в совместном проекте с Hennessy Very Special. Их работы на страницах «Большого» в пояснениях и так не нуждались, но сейчас KANAPLEV+LEYDIK говорят сами за себя: о медальонах на памятники, вреде фотошопа для ваших внуков и сексуальном фото на паспорт.

hennessy
— Приходилось ли вам заниматься какой-то необычной работой до фотографии?

Юлия: В детстве я продавала цветы на набережной, потому что мне нравилось самой зарабатывать деньги. Была официанткой. Делала фото на документы.

Евгений: А я где-то полгода изготавливал медальоны на памятники. Фотографию нужно было перевести в «цифру», напечатать на специальном принтере, переложить в медальон, запечь в печи… Под конец смены у меня на столе лежало много таких медальонов. Полуподвальное помещение, ты один, смотришь на эти лица: старые, молодые, такие живые… Странное ощущение — до сих пор вспоминается.

— Были ли моменты, когда вам хотелось перестать заниматься фотографией?

Юлия: Была история, когда у нас украли всю технику. Мы тогда только начали творить вместе. Техники было на пять тысяч долларов. Объективы, камера Nikon — и в один момент все исчезло. Мы испытали шок.

Евгений: Можно было воспринять это как знак свыше: оставляйте фотографию, занимайтесь чем-то другим.

Юлия: Но талант невозможно украсть. А ту трудность мы преодолели благодаря любви друг к другу. Ну а что было делать? Пережили, пошли дальше. Мы тогда окончательно осознали, что можем снимать на что угодно. Даже на суперстарый фотик, который мы называли пукалкой за характерный звук. Теперь, когда на занятиях ученики спрашивают: «Какую технику вы предпочитаете?» — отвечаем: «Без разницы».

Kanaplev+Leydik в «Большом»

— Ваш общий бренд KANAPLEV+LEYDIK перерос известность каждого из вас по отдельности. Хорошо ли это?

Евгений: Да. Всегда говорим, что мы — один организм. Как душа и тело. Хотя в самом начале люди не понимали: как это, два фотографа на одной площадке?

Юлия: Мы начинали со свадебной фотографии. Чтобы успокоить клиентов, я брала фотик и делала вид, что тоже снимаю, но на самом деле только выстраивала кадр. Теперь люди поняли систему работы и наконец-то перестали спрашивать: «Почему не два фотоаппарата?» Женя отвечает за идеальную картинку, на мне — вся эмоциональная составляющая. Ни я без Жени не работаю, ни Женя без меня.

— Как вам кажется, какой из ваших совместных проектов стал самым резонансным?

Юлия: «Пышки» (лукбук марки Killtoday с обнаженными моделями размера «плюс». — Прим. «Большого»). Проект вызвал просто невероятную шумиху! Рассуждения были от «что это за ужас?» до «как же это прекрасно!».

— Почему именно эта съемка вызвала такую реакцию?

Евгений: За рубежом модели «плюз сайз» — это нормально. У нас же несколько закрытая страна. Как ни крути, но вакуум есть. Тех, кто понимает фишки и тенденции, в Беларуси процентов десять.

Юлия: Прошло два года, толстушки набирают популярность. Сейчас это уже обыденность: есть пухлые модели, есть тощие — а есть нормальные, не худые и не толстые.

— Есть ли какие-то темы, которые вы не решились бы затрагивать в своих проектах в Беларуси?

Юлия: Нам как фотографам хочется, чтобы снимок нес в себе что-то большее, чем просто изображение красивой модели и одежды. Например, в голландской живописи каждый предмет на картине — это рассказ о чем-то. Нам хотелось бы так же. Мы не любим повторяться и не собираемся останавливаться на достигнутом. Всегда хочется большего. Почему мы любим фотографировать людей? Потому что каждый человек — это отдельный мир. Мы словно кладоискатели.

Мы не любим повторяться и не собираемся останавливаться на достигнутом.

— А согласились бы вы снимать что-то, связанное с политикой?

Юлия: Не знаю. Я вот даже Жене предлагала, мол, интересно было бы Лукашенко пофотографировать. У него нет жизненных портретов. Евгений: Было бы интересно прожить с ним один день и сделать реальные, не постановочные снимки. Но мешает страх обратить на себя внимание тех людей, для которых предпочел бы оставаться незаметным.

— Сколько в вашей фотографии от живописи?

Евгений: Много. Мы постоянно переносим живопись в фотографию.

Юлия: Мне кажется, Женя сейчас рисует светом в прямом смысле этого слова. Не с помощью фотошопа, потому что он ненавидит фотошоп, а правильно выставляя освещение.

— Евгений, почему вы ненавидите фотошоп?

Юлия: Уже людей не узнаем! Мы устраиваем кастинги на участие в рекламных съемках и выбираем модель по фотографиям в соцсетях. Часто бывает, что человек совершенно не похож на свои снимки.

Евгений: Мне не нравится то, что фотошоп — это тенденция. Хочешь не хочешь, а чтобы снимок понравился клиентке, нужно убрать ей несколько килограммов, губы надуть, глаза раскрыть. Вопрос: «А будет ли фотография отретуширована?» — самый распространенный. Мы ретушируем, конечно, но мне всегда было интересно, как черно-белые фотографии наших родителей обходились без этого.

Юлия: И мне интересно, как мы десять лет назад выглядели без фотошопа. Это же наша история, а мы ее стираем. Моя дочь не будет знать, какой я по-настоящему была в тридцать лет. Одно дело — почистить мусор в кадре, но человека зачем видоизменять? Я думаю, скоро начнется мода на все натуральное, потому что сейчас — уже пластмасса.

— Что вы посоветуете белорусам, которые хотят зарабатывать на фотографии?

Юлия: Работать, работать и еще раз работать. Если ты много трудишься, ты совершенствуешься — а значит, на тебя начнут обращать внимание люди. Мы сейчас достигли чего-то в фотографии, но стоит нам остановиться — и до свиданья! Появятся другие ребята.

Евгений: Чтобы заработать на фотографии, достаточно найти свою нишу. Можно получать много денег, снимая для каталогов или стоков, на свадьбах. Если твой индивидуальный почерк станет популярным, будешь зарабатывать очень много.

Юлия: Даже на примере фото на па- спорт. Это приносило мне много денег, потому что я из людей столько жизни вытягивала! Потом они возвращались и просили распечатать фото большего размера, чтобы в рамку поставить — потому что на фото в паспорте выглядели счастливыми и сексуальными.

hennessy-alert-3

+