Клара Цеткин: «Цель женского движения не в том, чтобы женщина по-обезьяньи подражала мужчине»
4 марта 2014 Интервью

Клара Цеткин: «Цель женского движения не в том, чтобы женщина по-обезьяньи подражала мужчине»

+

«Большой» всегда волновали права женщин, и поговорить о них мы решили с главной феминисткой Кларой Цеткин, которая, между прочим, умерла бы повторно, узнав, что сегодня в день 8 Марта женщины радостно принимают из мужских рук букеты цветов, а не выходят широкими воинственными колоннами на проспект.

КТО: немецкая коммунистка и борец за права женщин
ПОЧЕМУ: потому что именно она придумала Международный женский день
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Женщина, не владеющая техническими методами обучения, не сумеет воспитать истинного человека, и, будь она десять раз родной матерью ребенка, ей нельзя доверить его воспитания»

Клара Цеткин-4

В силу понятных причин для написания интервью использовались отрывки из книги «Женский вопрос : перевод с немецкого» Клары Цеткин.
В качестве иллюстраций — архивные фото с женских демонстраций.

— Клара, когда мужчины взяли власть над женщинами?
— Это началось, когда воины-завоеватели похищали женщину и превращали ее в свою первую частную собственность, в наилучшую рабочую силу. Под предлогом защиты женщины во время беременности и кормления мужчина положил основание ее экономической и общественной зависимости. Труд разделился на добывающе-оборонительный и производительно-хозяйственный, из которых первый достался мужчине, а второй — женщине. Это послужило зародышем к крепко укоренившемуся предрассудку, будто «мир — дом мужчины, дом — мир женщины». Обычай не замедлил провозгласить святым и ненарушимым правом то, что было достигнуто насилием. Слабость и отсталость женщины стали в течение столетий социальной догмой, на которой строилась система угнетения личности в физическом, нравственном и духовном отношениях.

— Менялось ли что-то со временем?
— Обязанности и права греческой и римской «матроны» в существенных своих чертах соответствовали обязанностям и правам древней рабыни. Положение средневековой «любвеобильной госпожи», скромной хозяйки дома ничем почти не отличалось от положения ее же закрепощенной прислуги. Женщину всегда развивали односторонне и стремились подготовить ее к одной цели: к деятельности в семье и для семьи, под защитой и ответственностью мужчины. Она всегда была завалена домашней работой. Мужчина являлся, так сказать, ответственным предпринимателем семьи, который эксплуатировал рабочую силу женщины и оплачивал ее труд пожизненным содержанием.

Положение средневековой хозяйки дома ничем почти не отличалось от положения ее же закрепощенной прислуги

— Церковь тоже повлияла на такое положение дел?
— Да, из предания о грехопадении по вине Евы и из аскетических учений, проповедовавших физическое воздержание и объявлявших женщину греховной натурой, препятствующей «спасенью», делался вывод о необходимости подчинения ее мужчине и беспрекословного ему повиновения. Как вол, с теологической точки зрения, создан для того, чтобы доставлять человеку бифштекс и кожу для сапог, так и женщина, с точки зрения большинства философов и законодателей, создана была для удовольствия человека, то есть мужчины, для продолжения рода и домашних забот.

— Но быть хорошей хозяйкой в доме, хранить семейный очаг — тоже тяжелый труд, вы ведь не будете спорить? Можно ли женщине посвятить себя только этому?
— Скромная роль домохозяйки старых дедовских идиллических времен находила свое оправдание в старых экономических условиях жизни. Прежняя домовитая хозяйка, сама производившая безо всякого постороннего вмешательства все необходимые предметы потребления: мыло, свечи и уксус, — сама прявшая, ткавшая, красившая, шившая, вязавшая, вышивавшая, пекшая хлеб и коловшая скотину, — такая хозяйка стала «экономическим ископаемым». Ткацкая промышленность и фабрики готовых платьев заботятся теперь обо всех необходимых предметах одежды, а консервные фабрики освобождают во многих случаях женщину от приготовлений съестных припасов, как то: всяких варений, солений и маринадов. Так что роль современной домохозяйки давно уже стала экономическим анахронизмом, не находящим себе никакого оправдания.

8 марта-3

— А что вы скажете насчет женщин, которые не работают, а тратят свободное время на себя: на удовольствия или приобретение очередного солидного образования?
— Они стали играть роль самки, сделались как бы предметом роскоши.

— Выходит, что женщина обязана работать?
— Да, и дело здесь не во внезапно возникшем сознании духовного равенства мужчины и женщины. Вопрос идет о куске хлеба, о котором необходимо позаботиться на тот случай, если для женщины не найдется кормильца, то есть мужчины. Новая деятельность впервые дала женщине возможность совершенно самостоятельного существования.

— Но что остается делать мужчинам, которые не хотят, чтобы их спутница жизни была озабочена карьерой?
— Экономические условия мало соображаются с нашими желаниями и не считаются с тем, желают ли Петр и Иван в своей сентиментальной ограниченности привязать женщину к дому, сделать ее экономически зависимой, политически и юридически порабощенной.

Роль современной домохозяйки давно уже стала экономическим анахронизмом

— Но женщины часто зарабатывают меньше мужчин, даже если они выполняют одинаковую работу.
— Оценка женского труда ниже мужского — это тот же пережиток старины, остаток тех времен, когда труд делился на «высший» и «низший», на «благородный» и «простой», а наивысшим и благороднейшим трудом считался труд обрезывания купонов.
— Мы сейчас много говорим о работе, а как же воспитание детей? Не должна ли женщина посвятить свою жизнь детям?
— «Женщина должна быть сохранена для своих материнских обязанностей» — под этим девизом проповедуется крестовый поход против освободительных стремлений женщины. Думают, будто этим утверждением об «естественном призвании женщины», утверждением, не терпящим якобы никаких возражений, можно сразу покончить с требованиями женщины на свою долю прав и обязанностей в общественной жизни. Такие «моральные причины» очень красивы, дешевы, как грибы, избавляют от обязанности над ними думать и очень красиво звучат в отделке из общих, но пустых фраз.

При узаконении «естественного призвания» женщины — рожать и воспитывать детей — совершенно не принимаются в расчет те десятки и сотни тысяч женщин, которые никогда не имеют возможности исполнять материнские обязанности. С другой стороны, достаточно ли хорошей воспитательницей для своих детей является современная мать и может ли она быть ею при современных условиях?

8 марта

— Что вы имеете в виду?
— Утверждение, будто женщина самой природой предназначена для воспитания детей, — пережиток старины, которому нет места при современных общественных условиях. Мать — действительно «естественная» воспитательница ребенка в период кормления, в силу естественной связи, существующей между ней и дитятей, но не дольше. Как только период кормления прошел, для здоровья и развития ребенка совершенно безразлично, ухаживает ли за ним мать или кто-нибудь другой. Важно не именно материнское, а вообще разумное, любовное воспитание, основанное на знании законов развития ребенка.

Почему-то совершенно упускают из виду, что воспитание детей — такая же специальность, как и всякие другие. По мнению общества, каждая женщина уже только потому, что сделалась матерью, получает магическую способность исполнять такую тяжелую и ответственную обязанность. Но женщины не рождаются педагогами точно так же, как и мужчины не рождаются сапожниками, солдатами и художниками. Способность к педагогической деятельности, как и все другие таланты, присуща не определенному полу в целом, а отдельным индивидуумам того или другого пола.

«Моральные причины» дешевы и очень красиво звучат в отделке из общих, но пустых фраз

— А как же материнская любовь? Без нее невозможно воспитание, разве нет?
— В лучшем случае инстинкт материнской любви оградит ребенка от некоторых отрицательных явлений, но не способен создать ничего положительного. Женщина, не владеющая техническими методами обучения, не сумеет воспитать истинного человека, и, будь она десять раз родной матерью ребенка, ей нельзя доверить его воспитания. Процесс разложения семьи уже и теперь настолько шагнул вперед, что относительно исхода его не может существовать никакого сомнения. Воспитание детей переносится, и должно быть перенесено, из семьи в общество, из рук матери в руки педагогов в самом широком смысле этого слова.

Кто хочет воспитывать, должен раньше сам быть воспитанным. Мужчины и до сих пор считают женщину существом низшей породы. И вот это-то неразвитое существо, которому его господа и повелители, при каждой попытке добиться достойного положения в обществе, напоминают о его настоящем месте, — самой природой будто бы предназначено для воспитания молодого поколения. Невольно напрашивается вопрос: «Разве слепой может водить слепого?» Противники женской эмансипации пишут целые тома, чтобы доказывать низкий уровень развития женщины, и в то же время не останавливаются перед тем, чтобы доверить этому низкому существу одну из самых важных общественных функций и даже признать эту функцию «естественным назначением» женщины! Эта логика не делает чести мужскому уму!

8 марта-2

— Не убьет ли такой феминизм в женщине женское? Многих мужчин это пугает.
— По взгляду односторонних борцов за женское право, специально женское должно быть подавлено, даже убито в женщине для того, чтобы в ней мог жить человек. Во всех произведениях, отстаивающих женские права, резко выступает, как прославленный тип «новой женщины», странное бесполое существо, какая-то неправдоподобная двуногая человеческая абстракция, новая Ева, которая презирает все специфически женское как недостойное человека, отказывается ото всех чисто женских задач как от чего-то унижающего и стремится к развитию в себе только человека. Но это однобоко и неверно. Сторонницы женского движения должны настаивать на том, что женщина — человек, но они должны также помнить, что женщина — человек другого пола, как бы тривиально это ни звучало. Ведь цель женского движения не в том, чтобы женщина по-обезьяньи подражала мужчине.

Сторонницы женского движения должны настаивать на том, что женщина — человек, но они должны также помнить, что женщина — человек другого пола

— И последний вопрос. Клара, что вы отвечаете тем, кто в качестве исторического доказательства неполноценности женщин говорит, что те не сделали для человечества ничего значимого, если не считать достижений в области сценического искусства и пения? Абсолютное большинство известных художников, ученых, писателей — это мужчины.
— А как, однако, незначительно число мужчин, которые в области науки и искусства открыли новые горизонты! В то же время сотни тысяч людей, которым была доступна культура их времени, сделались только ремесленниками! Только некоторые из числа многих тысяч молодых людей, оканчивающих ежегодно университеты и художественные школы, обогащают своей работой науку и искусство и могут потому претендовать на историческое значение. Большинство же в своей области лишь более или менее добросовестные ремесленники. Противопоставим незначительному числу гениев, способных к творчеству, эти сотни тысяч заурядных людей, и «историческое доказательство» со всей силой обратится против преимущества умственных способностей мужчин.

Клара Цеткин

+