18+

Директор лицея БГУ Макар Шнип: «Наша аутентичность пока не найдена — мы в поиске национальной системы образования»
2 февраля 2018 Интервью

Директор лицея БГУ Макар Шнип: «Наша аутентичность пока не найдена — мы в поиске национальной системы образования»

+
Символом белорусского образования должен стать будильник: еще чуть-чуть, и вопрос о времени начала учебного дня в школах вынесут на республиканский референдум. Но проблем в среднем звене образования значительно больше. «Большой» поговорил с директором лицея БГУ Макаром Шнипом о вариативности учебных программ, о западном опыте, о прагматичных, но инфантильных подростках.

Макар Шнип, директор Лицея БГУ

— Что вас тревожит в белорусском среднем образовании?

— Мне сложно держать слово за все образование, все-таки лицей БГУ — учреждение республиканского подчинения: сюда поступают талантливые и одаренные ребята со всей Беларуси, здесь работают экспериментальные программы. Мы немного не соответствуем общим тенденциям и трендам, да и у меня нет достаточного опыта в стандартном среднем образовании, чтобы набраться смелости и оценить общую температуру по больнице. Но из того, что я вижу, исходя из своего опыта работы, нам нет смысла посыпать голову пеплом. Обычно мы любим сравнивать — с прежней системой, опытом других стран. И я не стал бы говорить, что мы растеряли все лучшее из советского наследия, как и не стал бы соглашаться с теми, кто считает, что наши соседи ушли вперед, а мы плетемся в хвосте.

Лицей БГУ, директор Макар Шнип

— Беларусь смогла найти свой собственный подход к образованию или мы все же продолжатели прежней эпохи?

— Считаю, что наша аутентичность пока не найдена — мы все еще в поиске национальной системы образования. Фундаментом осталась советская система — примерно такой же набор предметов, работает много преподавателей старой закалки, ориентирующихся на тенденции того времени. Но программы по тем же предметам наполняются новым смыслом, развивается наука — это все нуждается в корректировках.

Что я поменял бы? Мне кажется, имело бы смысл перенять международный опыт и видоизменить существующий набор дисциплин. Разделить предметы у старшеклассников на необходимые для обязательного изучения (нужны для поступления в вуз) и на дополнительные — ученик сам вправе будет поставить галочку напротив того, что ему интересно. Например, для классов с естественным профилем обучения историю, литературу, обществоведение можно выделить в блок социальных наук или наук об обществе, равно как для гуманитариев стоит объединить химию биологию, физику, математику в естественно-научный блок. Таким образом мы, во-первых, сократим нагрузку учеников по непрофильным предметам, дав возможность лучше подготовиться к поступлению в университет, а во-вторых, предоставим альтернативу: в том же блоке социальных наук «математики» или «физики» могут, например, самостоятельно увеличить количество часов на изучение художественной литературы за счет предметов, которые им менее интересны.

Сегодняшние подростки в достаточной степени инфантильны: цель моя, но к ее достижению меня приведет учитель

Считаю, что набор предметов для обязательного и вариативного изучения — перспективный вариант для лицея: мы и некоторые другие учреждения образования пытаются частично эту задачу решить прямо сейчас. Ежегодно утверждаются планы экспериментальной деятельности, и участвующие в эксперименте лицеи, школы и гимназии (порядка пятнадцати) выбирают интересующее их направление для апробации новых учебных планов. Конечно, мы ограничены рядом устоявшихся правил, но продолжаем лоббировать вариативность при обучении, что наверняка пошло бы ученикам на пользу.

— Как вам идея финнов до 2020 года отменить все стандартные школьные предметы и перейти на проектный формат, когда каждое явление будет рассматриваться в междисциплинарном ракурсе? Смог бы такой проект реализоваться в Беларуси и нужен ли он?

— Любая система образования плотно привязана к существующей в стране социально-экономической модели. У нас сегодня получение высшего образования является чуть ли не обязательным критерием для поступления на работу, какую бы специальность ты ни выбрал. Поэтому и старшие классы средней школы ориентированы преимущественно на поступление в вузы. В связи с этим проектное обучение, основная цель которого — помочь сориентироваться в обществе, пока не сильно нам подходит. Все направлено на получение высшего образования, оттого и задача средней школы у нас похожа на задачи в автошколах, где главное — получить водительское удостоверение. А реальные знания будешь получать, набивая шишки и разбивая бампер.

Директор лицея Макар Шнип

— Вы согласны с мнением уехавшего за дополнительным обучением за рубеж выпускника радиофизического факультета БГУ, который считает, что образование в Беларуси есть, но нет ему применения?

— Многие признают важную проблему современного высшего образования (причем не только в Беларуси): ведется подготовка специалистов, но неизвестно, насколько они будут востребованы через 5–10 лет. Абитуриент поступает на первый курс университета, а когда он закончит учебу, появится с десяток рабочих мест по новым специальностям, на которые нужны будут специалисты. Получается, что система образования должна предугадывать, что произойдет через какой-то промежуток времени, и с учетом этого прогноза заказывать для себя кадры. Эту проблему сложно решать в одиночку, силами только областных структур образования: нужен комплексный подход, к реализации которого должны подключаться и другие структуры. Утрированный пример: МВД или Таможенный комитет видят, что появляются новые тенденции в области защиты информации, оперативно делают запрос на подготовку необходимых специалистов и прописывают нужный набор требований.

Но все нюансы предугадать сложно, поэтому одна из задач, которую мы ставим в лицее — мотивировать учеников на самообучение: этот навык в будущем может сыграть ключевую роль. Упомянутые выше проектные и междисциплинарные методики могли бы оказать в этом содействие. Например, на базе вариативных предметов (допустим, аналог блока социальных наук) учителя делят класс на 4–5 групп, определяют задачи на четверть или на полугодие, а затем контролируют их выполнение. Ребята сами определяют в своих командах роли: кто руководитель, кто менеджер, кто дизайнер и т. д. Предложенная форма хороша тем, что участники учатся самостоятельно добывать информацию, анализировать ее, принимать решения. В последующем навык самообучения будет совершенствоваться, и когда через 5–7 лет после окончания вуза человек придет на собеседование, он сможет не просто похвастаться дипломом, а взять какой-то «таск» и тут же его выполнить.

Мы должны понимать, что для нас важнее: подготовить победителей олимпиад или создать условия, чтобы ребенок каждое утро шел на учебу с удовольствием

— А что представляет собой новое поколение? Оно сильно отличается от предыдущих?

— Я периодически сравниваю нынешних лицеистов со своими одноклассниками, с выпускниками нулевых и замечаю достаточно парадоксальную штуку. С одной стороны, нынешние старшеклассники прагматичные: есть конкретная цель, которую они придумали сами или им ее обозначили родители, и этой цели нужно достичь. С другой — сегодняшние подростки в достаточной степени инфантильны: цель моя, но к ее достижению меня приведет учитель, который даст мне знания; я самостоятельный, но мама с папой меня должны обеспечивать и т. д. За каждый свой шаг надо отвечать, но со временем этой ответственности становится все меньше. Раньше старшеклассники были более самостоятельными в процессе обучения.

— Что лицею дает сотрудничество с зарубежными учреждениями образования?

— Мы довольно долго сотрудничали с одной шведской школой — со второй половины 1990-х до начала 2010-х. Сотрудничество больше носило характер культурного обмена и языковой практики. По разным причинам оно приостановилось, но мы стараемся к нему вернуться. Со следующего года начинаем сотрудничать с лицеем «Дю Парк» в Лионе, с которым подписали договор. Этот лицей знаменит своим математическим профилем, да и в целом французская школа математики очень сильна. Для нас это будет хороший опыт, французы также не скрывают своей цели: они хотели бы, чтобы наши ученики после окончания лицея поступали к ним, в частности — на курсы подготовки к высшей школе. В то же время и нам не хотелось бы терять хорошо подготовленных ребят; желательно, чтобы они поступали в белорусские вузы. Конечно, мы будем искать компромисс, но и без этого есть барьер, мешающий сотрудничеству: большинство наших учеников изучает английский язык, а в Лионе обучение на французском. У нас была идея отдельного набора в лицей по результатам экзаменов по французскому языку и математике, но решили пока не экспериментировать, поскольку это достаточно редкая комбинация. У поступающих, как правило, либо сильный французский, либо математика — останавливаться в полупозиции не имеет смысла.

Кроме того, ежегодно 2–3 лицеиста, изучающие немецкий язык, выезжают на краткосрочное обучение в Германию, где посещают занятия с немецкими школьниками, знакомятся с местной спецификой среднего образования, принимают участие во внеклассных мероприятиях и «прокачивают» свой немецкий. На январь 2018 г. запланирован белорусско-польский математический турнир в Люблине, куда нас пригласил один из местных лицеев, знаменитый своими победами в польских олимпиадах. Лицеисты сейчас усиленно готовятся, а учителя с белорусской и польской стороны работают над заданиями турнира.

Несколько последних лет мы совместно с Минским областным лицеем принимаем делегацию украинских школьников. Во время этих визитов проводится научно-практическая конференция, в ходе которой школьники делятся своими первыми научными изысканиями и успехами.

Макар Шнип, лицей БГУ, директор

 

— Внутри страны существует острая конкуренция между лицеями, гимназиями, отдельными школами?

— Конечно, мы конкуренты, хотя иногда речь идет о сотрудничестве. Мы проводим общие конференции с Минским государственным областным лицеем, в период подготовки к олимпиадам некоторые районные школы обращаются к нам с просьбой помочь их ученикам. Если у ребенка есть возможность приехать к нам в субботу — пожалуйста, мы никому не отказываем. Поддерживаем достаточно теплые отношения с лицеем № 1 г. Бреста, взаимно делимся опытом с брестскими коллегами в организации профильного обучения.

Но все-таки в большинстве случаев учреждения образования относятся с ревностью к успехам друг друга, ведь так или иначе составляются рейтинги по результатам ЦТ, результатам заключительного этапа по олимпиадам и т. д. С одной стороны, это неплохо, поскольку подстегивает учреждения образования искать новые методы и формы работы с детьми, с другой стороны, это создает излишний ажиотаж в погоне за количеством тех же олимпиадников: у нас — три, у нас — семь, а у нас — десять. В этой погоне порой теряется суть нашей работы; мы должны понимать, что для нас важнее: подготовить победителей олимпиад или создать условия, чтобы ребенок каждое утро шел на учебу с удовольствием, в ожидании новых интересных уроков и захватывающего общения. Идеально было бы совместить эти две задачи, но зачастую выбор делается в пользу одной из них.

— Когда Беларусь внезапно стала IT-страной, конкурс на поступление в классы математического профиля сильно увеличился?

— В позапрошлом году мы решили сделать набор в класс по профилю «информатика, математика, физика» и в качестве эксперимента ввели вступительный экзамен по информатике. В ту вступительную кампанию самый большой конкурс был на поступление в этот класс — 9,2 человека на место. Хотя я не стал бы утверждать, что современных детей интересуют только специальности, связанные с ІТ. У нас ежегодно стабильно высокий конкурс (обычно не меньше 8 человек на место) в химико-биологические классы, которые готовят преимущественно будущих студентов медицинского профиля. В то же время обсуждаем идею переформатирования филологических классов в гуманитарные — как это было раньше. Конкурс туда по-прежнему высок, но проблема в том, что очень мало выпускников филологических классов идут дальше по этому профилю: большинство поступают в вузы на экономические специальности, психологию, философию, журналистику. В классической филологии остаются единицы.

Макар Шнип, лицей БГУ

— Много ли выпускников после окончания лицея уезжают поступать в иностранные вузы?

— В прошлом году уехало порядка 15 %: в основном эти ребята предпочитают поступать в вузы Москвы и Санкт-Петербурга. Часть уезжает в Польшу — Варшава, Лодзь, часть в Чехию — Прага, Брно, изредка кто-то собирается в Великобританию — обычно для годичной подготовки в колледже с дальнейшими планами на местный университет. Иногда ребята даже меняют профиль: например, учился в филологическом классе, а потом уехал учиться на архитектора. С учетом навыков самообучения, которые мы, как я уже говорил, пытаемся привить в лицее, это и не так уж неожиданно.

Фото:
  • Максим Шумилин
+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/